ГОЛЕМ
Univers Zero

Univers Zero

Илья ПРУТОВ

UNIVERS ZERO

Брюссельские чернокнижники

Не следует думать, что человек является древнейшим или последним властителем Земли, или что известная нам форма жизни существует в одиночку. Старейшины были, Старейшины есть и Старейшины будут. Они ходят среди нас, первобытные и безмолвные, не имеющие измерений и невидимые. Йог-Сотот знает ворота. Йог-Сотот и есть ворота. Йог-Сотот — это и страж ворот и ключ к ним. Прошлое, настоящее и будущее слились воедино в нем. Он знает, где Старейшины совершили прорыв в прошлом, и где Они сделают это вновь. Он знает, где Они ступали по Земле, и где Они все еще ступают, и почему никто не может увидеть Их там. Люди могут иногда догадаться об Их близости по Их запахам, но об Их внешности никто из людей не может знать, они могут догадываться о ней лишь, если увидят внешность тех, кого Они оставили среди людей; а таких есть множество видов — от таких, что полностью повторяют образ человека, до таких, у которых облик не имеет ни формы, ни материальной субстанции — то есть, таких, как Они сами. Они расхаживают, оставаясь незамеченными в пустынных местностях, где поизносятся Слова и исполняются Обряды во время их Сезонов. Ветер невнятно произносит Их речи, земля высказывает Их мысли, Они сгибают леса и сокрушают города, но ни лес, ни город не видит руку, их разрушающую, Кадат в холодной пустыне знал их, а какой человек знает Кадат? Ледовые пустыни Юга и затонувшие острова Океана хранят камни, на которых запечатлен Их знак, но кто видел замерзшие города или затонувшие башни, давно увитые морскими водорослями или рачками? Великий Ктулху — Их двоюродный брат, но даже Он может видеть Их только смутно. Йа! Шуб-Ниггурат! Лишь по зловонию Их узнаешь ты их. Руки Их у тебя на горле, но ты Их не видишь, и обиталище Их как раз там, где порог, что ты охраняешь. Йог-Сотот — вот ключ к тем воротам, где встречаются сферы. Человек правит теперь там, где раньше правили Они; скоро Они будут править там, где теперь правит человек. После лета наступает зима, после зимы — вновь придет лето. Они ждут, могучие и терпеливые, когда придет их пора царствовать.

Говард Филлипс Лавкрафт. "Ужас Данвича"

   Итак, какую же музыку нужно играть, чтобы вызвать у человека ужас? Дикий рев терзаемых музыкантами гитар, садистское избиение барабанов и тарелок (какая варварская расточительность – они ведь хаааррроших денежек стоят!) и вокальные экзерсисы, напоминающие то бурчание в желудке бронтозавра, переевшего листьев лепидодендронов и сигиллярий, то визг гиены, которой гиппопотам нечаянно отдавил левую заднюю лапу, а то и метеоризм слона, совершившего грабительский набег на ближайшее гороховое поле, в большинстве случаев все же бывает скорее смешными, нежели страшными, – конечно, смешными для тех, кто любит черный юмор, но... есть такое маленькое “но”, – для того, чтобы вызвать у человека ужас, иногда достаточно довольно спокойной, – с точки зрения поклонников “экстремальных” стилей, – и порой почти акустической музыки, вобравшей в себя влияния как арт-рока, так и классики XX века, да и современного академического авангарда. Такую музыку играли и играют немногие, и в их числе – бельгийская команда Univers Zero и ее бессменный лидер – Даниэль Дэни, музыкант-мультиинструменталист, но, прежде всего – великолепный барабанщик и композитор, чье воображение не только потребителю стандартной попсы, но даже искушенному любителю прогрессивного рока может показаться откровенно больным. Правда, последнее спорно – в таком случае можно считать, что вся мрачная и сложная музыка есть не что иное, как порождение больной фантазии, а слушать надо только бодренькую диетическую попсу. Но мы ведь так не считаем, верно?

  

   Конечно, не все альбомы у них одинаково сочатся ядом злобы и ненависти и проникнуты космическим, извечным, древней самой старушки Земли, ужасом, но все же тема страха как первоосновы бытия, открытая в свое время Лавкрафтом, очевидно, весьма интересовала Даниэля Дэни (Daniel Denis) и гитариста/клавишника Роже Триго (Roger Trigaux). Другими словами – если Вам, уважаемый слушатель, не нравится, когда по спине ползут мурашки, когда вы начинаете шарахаться от каждой тени, когда вам снятся кошмарные сны, и вам мучительно не хочется осознавать, что искусству доступны ЛЮБЫЕ темы, – в том числе темы смерти, распада, разрушения и опустошения, – лучше воздержитесь от прослушивания альбомов группы, или, по крайней мере, ограничьтесь одним из последних – The Hard Quest, который, пожалуй, наиболее добрый из всех. Если, конечно, понятия “доброта” и “музыка Univers Zero” хоть сколь-нибудь совместимы.

   Итак, все начиналось в семидесятых, с группы под названием Arkham – да-да, названной в честь того самого Аркхэма, вымышленного города, или, вернее сказать – собирательного образа небольших старинных новоанглийских городов, где и происходит действие многих рассказов Лавкрафта. Барабанщиком в группе был Даниэль Дэни, клавишником – Жан-Люк Мандерлье (Jean-Luc Manderlier), трубачом – Клод Дерон (Claude Derone), имена остальных музыкантов история не сохранила. Играла сия группа камерный джаз-рок, не сильно отличавшийся от такового у Soft Machine тех же времен – судя по изданным не столь давно архивным записям. В 1972 году Arkham были “подогревателями” у Magma во время бельгийских гастролей, и, совершенно неожиданно, и Даниэль Дэни, и Жан-Люк Мандерлье получили приглашение от Кристиана Вандера и вошли в состав Magma, – таким образом, Arkham прекратил свое существование. Даниэль Дэни недолго пробыл в группе, не сработавшись с неуравновешенным (злые языки говорят – сумасшедшим нацистом) Кристианом Вандером (да и два хороших барабанщика, причем со столь несхожей манерой игры, в одной команде – явный перебор), а вот Жан-Люк Мандерлье так и остался. Кстати, один из самых знаменитых альбомов Magma – “Mekanik Destruktiw Kommandoh” – был записан при его участии. Концертных же записей Magma с участием Даниэля Дэни, увы, скорее всего, нет. После ухода из Magma Дэни какое-то время играл на концертах с весёлой голландской группой Supersister (увы, записей этого периода нет), а позже собрал очередной состав – там-то и встретились будущие основатели UZ – басист Ги Сегер (Guy Segers) и гитарист Роже Триго (Roger Trigaux), а также еще несколько джазовых музыкантов – коллега Дэни по Arkham, трубач Клод Дерон, саксофонист Йон ван Рейменант (John van Rijmenant) и клавишник Венсан Мотулль (Vincent Motoulle). Особого успеха у консервативной бельгийской публики этот ансамбль не снискал, состав его менялся, ушли ван Рейменант, Дерон и Мотулль, зато появился замечательный гобоист/фаготист Мишель Беркманс (Michel Berckmans), имевший классическое музыкальное образование, и до этого игравший в камерных и симфонических оркестрах.

   Выдержки из интервью Роже Триго, данного Ларри Нею, журнал Progression, в 1998-м году.

   “... Итак, им нужен был гитарист, но тогда их в Бельгии было не слишком много, и они пришли ко мне домой и сказали: “Нам нравится твое чувство гитары, – не хочешь ли ты вместе с нами поучаствовать в музыкальном приключении?”. Организовав группу, мы выбрали название Necronomicon. ...Изначально наша музыка была джаз-роком, вдохновленным Weather Report, музыкой Майлса Дэвиса времен “Live Evil”, было также влияние и Капитана Бифхарта. Музыка того периода была полна свободной импровизации. Ги Сегер довершил эту картину. Он тоже хотел играть новую музыку, но не мог найти хороших музыкантов. Тогда я порекомендовал его Даниэлю, и мы начали играть вместе. ...Нет, мы не записывались под названием Necronomicon – у нас не было средств на это, и все ограничилось несколькими концертами. Сразу же после этого мы изменили наше звучание – старое было слишком джазовым, – контрабас, саксофоны, труба, и так далее. Мы меняли наше звучание, добавив скрипки, искали вдохновение для новых композиций – в то время мы находились под влиянием Magma, бывшей тогда одной из самых значительных групп. Меняя звук группы, мы многому учились друг у друга – так, до прихода в Univers Zero я не писал партии для фагота и клавишных, но пришлось научиться не только писать для них, но даже играть на них, так как это было необходимо для дальнейшей работы. Наступило время, когда музыкальное влияние перестало быть внешним – оно стало внутренним. Если вы слышали первые два альбома Univers Zero, то могли подумать, что столь плотный звук мог быть создан только за счет студийных наложений, но на самом деле это было не так. Что касается первого альбома, то никаких наложений не было, – мы записывались “живьем” в студии на восьмидорожечный магнитофон, и переделать что-либо было уже невозможно. Это было тяжело, поскольку играли мы в двух разных комнатах – бас и барабаны, – в одной, струнные, фагот и фисгармония – в другой, а студийное оборудование было плохим. Мы хотели, чтобы наше звучание было максимально близко к концертному. Вы подумаете, что это невозможно – обеспечить громкий звук с фаготом, скрипками и фисгармонией, – но это звучало очень громко, и очень роково. И, в то же самое время – очень “классично”. Heresie был записан уже в очень хорошей студии, на современном многоканальном оборудовании – но и тут мы избежали искушения сделать то, что не смогли бы потом воспроизвести на концерте... ”

   Первый альбом, который в 1977 году издал небольшим тиражом продюсер группы Эрик Фаэ (Eric Faes), был быстро распродан, и французская фирма Atem переиздала его в 1978 году, уже под названием “1313”, что на самом деле было номером мастер-ленты – EF1313. В том же 1978 году группа присоединилась к движению “Rock In Opposition”, провозглашенному Крисом Катлером, барабанщиком группы Henry Cow, и дала серию концертов в рамках RIO-фестиваля. Во время концертов у басиста Кристиана Жене (Christian Genet) появились какие-то проблемы, и он ушел. Замена нашлась в лице Тьерри Забойцева – виолончелиста и басиста французской неоклассической группы Art Zoyd, также примкнувшей к RIO. Это послужило началом некой дружбы между группами, продолжающейся и по сей день. Даниэль Дэни и Мишель Беркманс участвовали в записи альбомов Art Zoyd, а Тьерри Забойцев – в записи альбомов, точнее – альбома “Ceux Du Dehors”, в качестве виолончелиста. Позднее, незадолго до записи альбома “Heresie”, в группу вернулся Ги Сегер, а так как ушёл клавишник Эмманюэль Нике, Роже Триго пришлось взяться и за клавишные, – причем нередко в ущерб гитаре, что вероятно и послужило одной из причин его ухода после записи второго альбома.

   В отличие от остальных RIO-групп, Univers Zero были не очень-то озабочены политическими проблемами, а скорее даже откровенно аполитичны, уделяя все внимание исключительно музыке и не желая размениваться на какие-то мелочи вроде скучной политики и коммунистического бреда. “Мы стремились избежать того стандартного звука, который все ожидали от тех инструментов, которые мы использовали" (Из интервью с Даниэлем Дэни времен 70-х)

   Достаточно и того, что их музыка была экстремальна и бескомпромиссна, – если первый альбом очень суровый и несколько воинственный, то второй, “Heresie”, ставший самым знаменитым, – это настоящее музыкальное воплощение темных, извечных, отвратительных и неизбывных архетипов ужаса и мрака, гнездящихся у каждого человека в подсознании, – а может быть и тех ужасов, что древнее самого человека и самой Земли. В каталоге Wayside/Cuneiform об этом сказано так – “самый мрачный и зловещий рок-альбом всех времен”. Рок-альбом? Сложно сказать, что это за музыка. Пятьдесят две минуты великолепно сыгранного кошмара, пригвождающего слушателя к стенке и вышибающего из него последние иллюзии относительно того, что человек – царь природы, и... короче говоря, перечитайте эпиграф. Говард Лавкрафт написал это давным-давно, а UZ выразили это в своей музыке как нельзя лучше.

   После записи “Heresie” ушел Роже Триго, основав собственную группу Present, игравшую все тот же жуткий “камерный рок” – речь идет, скорее о камере пыток, нежели камерной музыке – но уже без всяких духовых и скрипок, в стандартном варианте – гитара, бас, клавишные и барабаны. С этого времени Даниэль Дэни играл и в Univers Zero, и в Present до середины восьмидесятых годов.

   Альбом “Ceux Du Dehors” был несколько разнообразнее, появились даже фолковые темы, сама музыка, все еще пропитанная атмосферой кошмара, все-таки стала несколько гуманнее. Наконец, это уже была музыка, которую вполне можно назвать роком – в отличие от предыдущих работ. Если вы представите себе Gryphon времен “Red Queen To Gryphon Tree” в очень плохом настроении, играющих джем-сейшн со Стравинским где-то в аду – вы получите приблизительное представление о том, что это была за музыка. В группе появился великолепный клавишник Энди Кирк (Andy Kirk), и роль клавишных сильно возросла, причем звучание стало более “электрическим”, нежели раньше. Мишель Беркманc в дополнение к фаготу и гобою стал играть и на английском рожке, а Ги Сегер, кроме того, что играл на басу, исполнил партии кларнета. На запись альбома были приглашены гости – исполнитель на органиструме Жан Дебфевр, вокалистка Илона Шале и старый знакомый группы – Тьерри Забойцев, исполнивший партии виолончели. В целом альбом, повторюсь, куда более гуманен, нежели предыдущие, но вот одна композиция несколько выбивается из общего правила – кошмарная коллективная импровизация под названием “La Musique D’Erich Zahn”. Великолепная музыкальная “зарисовка”, отлично передающая гнетущую и кошмарную атмосферу одного из самых лучших рассказов Говарда Лавкрафта. Главная заслуга, конечно, принадлежит скрипачу и альтисту Патрику Анаппье (Patrick Hanappier), терзавшему струны с таким же остервенением, как немой альтист из того самого рассказа. Воплощенное космическое безумие, прекрасный в своем первозданном безобразии хаос! При переиздании альбома на CD была также добавлена композиция “Triomphe Des Mouches”, которая в оригинале выходила синглом на Recommended Rec (для тех, кто любит точность: его индекс – RR 10.5), и звучит она уже несколько по-иному. И тоже является одним из самых мрачных произведений группы. В начале восьмидесятых группа довольно активно гастролирует по всей Европе в рамках RIO-фестивалей и фестивалей “новой музыки”, но до концертов в Америке дело так и не дошло.

   Выдержки из интервью Даниэля Дэни, данного Беппе Колли в 2005 году:

   “В течение некоторого времени литература, живопись и другие формы искусства, близкие к фантастике, оккультизму и символизму, были великолепным источником вдохновения для моих композиций и, к тому же, я очень интересовался, как в средневековье зарождались искусства, такие как архитектура, украшения, и так далее. Так что я пытался создавать произведения, ссылающиеся на эти проявления духа.

   Что касается “Музыки Эриха Цанна”, то когда мы записывали в студии “Ceux Du Dehors”, моей идеей было сыграть короткую импровизационную пьесу, основанную на рассказе Лавкрафта. Так как рассказ этот довольно короткий, то я попросил каждого участника группы прочитать его очень внимательно. Как только все его прочитали, мы немедленно записали этот трек”.

   “Crawling Wind”. Состав опять сменился – ушли Мишель Беркман и Патрик Анаппье, пришел скрипач Алан Уорд (Alan Ward) и кларнетист/бас-кларнетист Дирк Десхеемэкер (Dirk Descheemaeker). EP этот был издан в Японии количеством около шестиста экземпляров – уж не 666 ли? – в Европе расходился плохо, долгое время не переиздавался, являясь настоящим раритетом, стоящим бешеных денег. А конкретно – около ста долларов за диск. Лишь в 2001 году фирма Cuneiform переиздала его в виде CD с бонус-треками – пусть и не очень хорошо записанными, но замечательными концертными вариантами “Complainte” с дебютного альбома и длинной версией мрачнейшей “Triomphe Des Mouches”, которая в концертном исполнении звучит так, что излишне чувствительным людям слушать ЭТО было бы натуральной пыткой. И – так уж вышло, что в результате переиздания получился не просто сборник, а один из лучших альбомов группы!

   “UZED”. Всё! Со старым звучанием покончено! Отныне – электричество и только электричество. Из-за принципиального несогласия по этому вопросу уходит Ги Сегер, возвращается Кристиан Жене, а также приходит новый участник – виолончелист и саксофонист Андре Мергенталер (Andre Mergenthaler) – только почему-то на диске он указан как Andre Mergen. Энди Кирк тоже временно ушел, оставив за себя клавишника Жан-Люка Плувье (Jean-Luc Plouvier). Звучание группы стало напоминать французский Zeuhl – особый подстиль арт-рока, изобретенный группой Magma. Мощный, ревущий бас, молотобойные барабаны – а на этом могучем фундаменте кларнет, виолончель и клавишные строят изящное здание новой музыки – уже лишенной прежнего злого заряда. Да-да – хотя былой драйв никуда и не подевался (а то и прибавился!), но мрак и злоба оступили – впрочем, временно, как покажут дальнейшие события. Тем не менее, “доброй” музыку назвать все равно нельзя – ощущение чего-то дремучего, жуткого и затаившегося все равно остается, особенно в этом отношении показательна последняя композиция “Emmanations”, заканчивающаяся тем, что сейчас принято называть “дарк-амбиентом” – все тем же хаотичным терзанием инструментов, без ритма, без мелодии, затухающим, медленным и зловещим. Древние Боги – бездушные, безгласные, безумные, никуда не делись и ждут своего часа.

   “Heatwave”. Итак, да здравствует электроника! Да здравствуют цифровые синтезаторы – попрошу нелюбителей сих инструментов спрятать свой запас тухлых яиц, гнилые картофелины, карманные помидорострелы и портативные метатели дохлых кошек, равно как и прочее оружие, в кобуры и карманы. Цифровой синтезатор – тоже отличный музыкальный инструмент, если за него берется настоящий мастер, а Энди Кирк и является таковым! Извлечь из “Ямах” и прочих “Коргов” с “Роландами” самые зловещие и скребущие душу звуки надо еще суметь, и Кирк это сделал просто великолепно. Также на этом альбоме очень много гитары – пришел гитарист Мишель Делори, – а вот роль духовых и скрипки несколько уменьшилась, хотя они и по-прежнему присутствуют в ощутимом количестве. Вдобавок еще и вернулся Патрик Анаппье – причем, судя по всему, стал играть не только на акустических скрипке и альте, но и их электрифицированных “двойниках”. Звук стал еще жестче, яростнее, но, вместе с тем – и холоднее, чем раньше. Центральная композиция альбома – поистине чудовищная двадцатиминтуная сюита “Funeral Plain”, написанная, что интересно, не Даниэлем Дэни, от которого ждешь чего-то подобного, а Энди Кирком. Ночь, кладбище, покосившиеся могильные памятники, блуждающие огоньки, вой ветра, неумолчный крик козодоев, скрипящая дверца склепа, коридор, выложенный осклизлыми камнями и расписанный рисунками, изображающими такие омерзительные древние ритуалы, что даже человек с крепкими нервами зябко ежится и с трудом подавляет тошноту, покрытая зеленой слизью лестница, влажность и холод, пронизывающий до костей, отвратительное чавканье и хлюпанье, ужасающее зловоние, и... а вот что было дальше – Вы узнаете, прослушав этот альбом.

   Что было потом? Увы, ничего хорошего ни для нас, слушателей, ни для участников группы. Времена были гиблые для прогрессивного рока и родственных стилей, шоу-бизнес агрессивно и тупо наступал, тиражи упали, люди перестали ходить на серьезные концерты, и группа распалась – так как Даниэлю Дэни кроме сочинения музыки и выступлений приходилось вести еще и финансовые дела (!) – нормального менеджмента у группы никогда не было, – и он, в конце концов, не выдержал. После распада музыканты занялись, очевидно, сессионной работой, параллельно с Univers Zero распались и Present Роже Триго – с ними случилась ещё более неприятная история. В общем – мрак, безмолвие и забвение.

   Лишь в начале девяностых молчание прервалось, и вышли два сольных альбома Даниэля Дэни – “Sirius And The Ghosts” и “Le Eaux Troubles”. Жан-Люк Плувье и Кристиан Жене записали альбом “Plaisirs Et Pеnitences”, но это была музыка для спектаклей и балетов, и тираж диска столь мал, что найти его очень и очень тяжело. Андре Мергенталер вошел в состав Art Zoyd, и Даниэль Дэни позднее тоже стал постоянным участником этой французской экспериментальной группы. В 1993 году первый и единственный сольный альбом “Musik Fuer Einen Engel” записал и Андре Мергенталер, в гордом одиночестве сыграв все инструментальные партии – саксофона, виолончели и синтезаторов.

   Однако, с развитием Интернета, интерес к необычной музыке чуть возрос, последовало образование новых – Anglagard, Anekdoten, Par Lindh Project,Sotos, Ensemble Nimbus, воссоединение старых групп, – вновь возникли, очевидно, восстав из самых глубин ада, Present (одно время с ними играл и Даниэль Дэни, уступив позднее место Дэйву Керману из американской группы 5UU’s), – а затем и Univers Zero собрались, чтобы дать серию концертов, в том числе и на фестивале новой музыки в канадском городе Викториявилль в 1996 году. В конце концов, в 1999 году дело дошло и до записи альбома, названного Hard Quest. Звучание группы опять изменилось – стало более плавным, из клавишных стал преобладать орган, – судя по всему, настоящий или же очень качественно сэмплированный, композиции стали более короткими, хотя музыка не стала проще. Из старых участников группы остались Даниэль Дэни, который, кроме партии барабанов и перкуссии, сыграл и все партии клавишных, Дирк Десхеемэкер и Мишель Беркманс. Скрипачом был Игорь Семёнов – его манера игры, кстати, куда более плавная и менее агрессивная, нежели у Патрика Анаппье, а на басу играл Реджинальд Триго – сын Роже Триго и второй гитарист возрожденных Present. Только на этом альбоме злоба ушла, наконец-то, полностью – хоть он и мрачноватый, загадочный, туманный, но, вместе с тем и вполне... добрый. Если, как всегда, проводить аналогии с рассказами Лавкрафта, то более всего подойдет романтический “Загадочный дом на туманном утесе”.

   Из интервью Даниэля Дэни:

   “Конечно, работа над The Hard Quest абсолютно отличалась от всего того, что было при создании прежних альбомов Univers Zero. Тогда группа на самом деле существовала, и для большинства треков была возможность полностью “созреть” во время концертов и репетиций. И только отработав всё на сцене, мы шли в студию.

   В случае с The Hard Quest всё было наоборот. Я написал все произведения до мельчайших детелей. Качество музыкантов, которые примут участие в записи альбома, было абсолютно решающим, особенно потому, что они должны были записать свои партии очень быстро.

   Самый панический для меня момент был, когда я узнал, что министерство французской общины Бельгии отказало мне в финансировании – и это тогда, когда сессии записи только начались! Так что я должен поблагодарить за поддержку Стивена Фейгенбаума из Cuneiform и Жерара Урбетта из Art Zoyd – благодаря им я и завершил запись альбома с большей или меньшей степенью уверенности”.

   В 2002 году, после некоторого затишья, вышел ещё один альбом – “Rhythmix” – и музыка группы в очередной раз изменилась. В дополнение к традиционным фаготу, кларнету, скрипке, органу, басу и барабанам добавились маримба, флейта, труба и саксофон, само звучание стало чуть менее жестким – пусть и не всегда. Состав опять сменился: кажется, для Univers Zero это стало доброй традицией – записывать каждый альбом новым составом. Итак, на этот раз была уже не группа, а самый настоящий маленький камерный оркестрик: неизменные Даниэль Дэни, Дирк Десхеемэкер и Мишель Беркманс, а также Аурелия Бовен – виолончель; Ариан де Бьевр – флейта и флейта-пикколо; Барт Мари – труба, Эрик Плантэн – бас-гитара; Кристоф Понс – акустическая гитара; Барт Картье – маримба и Луиссон Рено – аккордеон. Как видите, состав для рок-группы далеко не самый типичный, вот и музыка на этом альбоме крайне далека от того, что обычно принято называть “роком”. И – да, так уж случилось – ничего стрррррашного и ужжжжасного на этот раз нет. Просто интересная, таинственная, тёмная и загадочная, завораживающая и красивая музыка. То ли сотрудничество с Бартом Мари из весёлой и хулиганской группы X-Legged Sally повлияло, то ли ещё что, но можно определённо сказать: “Rhythmix” в сравнении с первыми альбомами выглядит совсем добрым и пушистым. “Зубастость”, правда, никуда не делась, но мрак и злость всё-таки исчезли окончательно… для тех, кто знаком с ранними работами.

   2004 год: еще один альбом под названием “Implosion”. Музыка, в целом, близка к той, что была на “Rhythmix”, но появились странные шумовые и перкуссионные “зарисовки” – если раньше они просто время от времени возникали вдруг во время той или иной композиции, то теперь записаны отдельными треками. Кажется, подобные эксперименты принято называть “электроакустической музыкой” – к ней обратились и Art Zoyd, с которыми Даниэль Дэни играл достаточно долго, – может быть, сказалось их влияние, а может и что-то еще. Впрочем, что-что, а чувство меры Даниэлю Дэни никогда не изменяло – эти странные шумовые пьесы достаточно коротки.

   Что еще? Очередная смена состава (не сбились со счета, а?) и – как ни странно в наши не очень-то благоприятные для подобной музыки времена – довольно активные гастроли и выступления на фестивалях, использование видеоэффектов на концертах, выход “живого” альбома и даже – о чудо! – планируется выпуск концертного DVD. Правда, некоторые злые языки утверждают, что Univers Zero уже не полноценная группа, а сольный проект Даниэля Дэни, ставшего единоличным диктатором – но какая для нас, слушателей, в сущности, разница? Главное – музыка продолжается.

Официальный сайт группы:

http://www.univers-zero.com

twitter.com facebook.com vkontakte.ru ya.ru myspace.com digg.com blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com del.icio.us

Читайте также:

Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)