ГОЛЕМ
Франц Шпунда

Франц Шпунда

Вячеслав Короп

Франц Шпунда

(Franz Spunda, 31. 12. 1889-01. 07. 1963)

spunda.jpg

   Франц Шпунда, один из наименее известных авторов немецкого фантастического романа, родился 31 декабря 1889 года "в три четверти пятого в Ольмютце в Моравии", когда колокола Святого Маурица взывали к богослужению в канун Нового года. Однако отец перенёс его день рождения на 1 января.

   Отец Шпунды был мастером-портным в архиепископской семинарии Ольмюца, где он в 1885 году купил дом на площади Макса Йозефа. Набожная натура, он любил путешествовать: единственная роскошь, которую он себе позволял. Эту предрасположенность унаследовали дети. За год до рождения будущего писателя он предпринял поездку в Рим и привёз с собой оттуда кучу самых разных сувениров, позже оказавших сильное влияние на сына. Старая тётка читала ребёнку старинные легенды, например, "Историю покойной Катарины Эмерих" Клеменса Брентано, что оказало ещё одно формирующее влияние. Тогда все ожидали от него, что он станет священником, однако они ошиблись.

   Вместо этого в нём проявился другой вид одержимости, о котором он пишет так:

   "В возрасте около 10 лет в моей жизни появилась одна странная черта, которая может показаться болезненной. Чрезмерно распалилась фантазия или проснулся мой демон? И как только это получилось? Я мог бы выдумать легенду, будто внутренний голос прокричал мне: всё важно! Это было приблизительно так. С давних пор я смотрел на мир открытыми глазами: там камешек у дороги, тут клочочек бумаги, жук, выброшенный цветок. Я проходил мимо, но вдруг меня резко тянуло назад: ты посмотри на эту бумагу, половинку подковы, ползущую гусеницу! Большая судьба связана с этими вещами. Ты должен додуматься до этого! Я возвращался и поднимал эту вещь - и она снова становилась незначительной...

   Эти навязчивые представления исчезли после полового созревания, однако ещё годы спустя на прогулках возвращались, так что я невольно поворачивал назад, чтобы подобрать старый трамвайный билет. Всё важно! Кто сможет увидеть истинную причину этих вещей и объяснить мне её?"

   Такого рода видения порой появлялись и позже, во время его учёбы в гимназии и мюнхенском университете:

   "Иногда высокая лихорадка кидала меня в постель, возникала подавленность страхом, и дурные сны настигали меня: камеры пыток, замурованные монахи и дух в льняном полотне из "Мельника и его дитя" Раупаха. Но постепенно подобные видения исчезали и всплывали удивительные картины, цветные шары и круги, вдвигающиеся друг в друга, в прозрачных тональностях, не существующих в действительности: божественная зелень морской воды, опьяняющий лососёво- красный, аметистовый фиолетовый и мишура красок, для которой нет имени. Пребывал я всё ещё на Земле или моя душа парила в астральных мирах?"

   И ещё позднее, в Швабинге:

   "Тогда снова возникли астральные сны из моего времени возмужалости, светящиеся, цветные круги и шары. Но на этот раз раз они поразили меня не на ровном месте, потому как было отчётливо видно их происхождение из красок изенхаймского алтаря".

   В этом внятно заявляет о себе мистический писатель.

   В государственной гимназии в Ольмютце он продолжил образование и прежде всего приобрёл основательные знания по древней литературе и языкам. Французский и английский он изучил самостоятельно, позднее ещё итальянский и новогреческий. В 1909 году он сдал экзамены на аттестат зрелости с отличием. Изо всех учителей самое большое влияние на него оказал профессор Штоурак, умевший с воодушевлением рассказать о своих путешествиях в Рим и Афины и оживлявший доклады цитатами из античных классиков.

   Сразу после гимназии он начал изучать в Вене германистику и романистику, а потом ещё философию с искусствоведением. Наряду с этим он усердно посещал театры и концерты. А стипендии позволяли ему учиться соответственно по семестру в Берлине, Мюнхене и Париже. Невзирая на эти пребывания за границей, Шпунда все экзамены сдавал в Вене в самый ранний возможный срок. Из учителей на него произвели самое большое впечатление Якоб Минор в Вене, Эрих Шмидт в Берлине и прежде всего братья Хорнеффер в Мюнхене:

   "Благодаря им я познакомился в концертном зале с новой картиной мира, продолжавшей развивать философски биологический монизм. То, что в несозревшем виде хаотично бродило в головах Свободных студентов Берлина, здесь приобрело форму. Обоих братьев Хорнеффер хулили как масонов, однако я ничего дурного в них не заметил."

   В Париже он познакомился с оккультной литературой и вращался в кругах, интересующихся ею: главное влияние на его будущие романы было задано.

   "Была там близ Нотр Дам библиотека Chacornac с оккультными книгами. Я разбирался немного в этом благодаря Бхагават-Гите, Хорнеффер объяснил трёхкратное разделение антропологии Рудольфа Штайнера, и я жаждал поглубже проникнуть в эту материю. Там всегда стояло несколько человек, почитывающих старые и новые книги. Слово за слово, и не успеешь оглянуться, как ты втянут в разговор по метафизическим проблемам.

   Меня воспринимали как полноценного собеседника и пообещали ввести в круг мастера. Мастером был Папюс - псевдоним доктора Жерара Анкосса. Он жил тогда в Риме, но его ученики продолжали творить в его духе, главным образом как кабалисты. Мне одалживали его книги и через несколько недель открыли врата сокрытого храма, в который я ступил после некоторых колебаний..."

   Вернувшись в Вену, он в 1913 году защитил диссертацию по Петрарке, сонеты которого переводил, и в следующем году сдал экзамен на звание учителя. С 1914 по 1917 год новоиспечённый доктор философии принимал участие в Первой мировой войне. Отправленный домой с театра военных действий в 1917 году по причине тяжёлой болезни, Шпунда сначала был ассесором при Немецкой государственной гимназии в моравском Острау, но уже в сентябре1918 года перешёл в реальную гимназию на Альбертгассе в Вене VIII, где был до 1945 года профессором по немецкому, французскому языках и философской пропедевтике. Будучи женатым с 1926 года на дочери фабриканта Дезире Генрих, подарившей ему четверых детей, он проживал на Обер-Санкт-Вейт в старом доме, где создал свои исторические и фантастические романы. Его жена умерла уже в 1945 году, а в 1955 году он решился на второй брак с доктором Марией Хехт, имевшей звание заслуженного учителя. Но уже через 5 лет смерть отняла её у Шпунды.

   Наряду с магическими романами его молодости, он писал прежде всего исторические книги о периоде ранней истории германских племён ("Вульфила" 1931, "Аларих" 1937, "Ромулус" 1934), ренессансе в Италии и Богемии ("Божий тиран" 1940, "Господин из Храджина" 1942, "Мистическая жизнь Якоба Бёме" 1961). К историческим книгам относится также "Гераклит, мыслитель между битвами" (1957) и многие другие."Элевзинские сонеты" (1933), "Астралис" и "Дифирамбы и песнопения" (1920) -сборники стихов в основном в экспрессионистском духе. Однако его самыми значительными произведениями считаются путевые воспоминания, написанные после поездок в Грецию, особенно к святой горе Aфон. Совершив в целом 9 путешествий в Грецию, во время четырёх из них он посещал Афон. Такие книги как "Греческое путешествие" (1926), "Святая гора Афон" (1928), "Греческие монахи" (1927), "Греция, поездки к древним богам" (1938), "Легенды и фрески с горы Афон" (1962) зафиксировали его впечатления. Достойно упоминания в этой связи его дружба с поэтом Теодором Дойблером, вместе с которым он часто пребывал в Греции. С ним же он совершил самое первое путешествие в Грецию в 1924 году. За этим последовали неоднократные выезды на Восток.

   Шпунда утвердился как переводчик Петрарки, Аретино, Леопарди и Оссиана.

   Являясь членом НСДАП (Национал-социалистическая партия Германии) с 1932 года, одним из функционеров от литературы, Шпунда потерял свой пост учителя средней школы и договор в издательстве "Zsolnay" после разгрома нацистов и в последующем стал профессиональным писателем. Он умер в Вене 1 июля 1963 года, вскоре после ещё одной поездки в Грецию. Роман о Кларе Петаччи, любовнице Муссолини, возможно, отразил его симпатии к фашизму.

   Работа Шпунды в области оккультной фантастики состоит в сущности из 4 романов; в этот ряд можно свободно поставить один историко-мифологический роман. "Освобождение", "магическая драма", лишена всякого значения и, видимо, так и не была поставлена; тем не менее это единственная из многих пьес Шпунды, когда-либо напечатанная. Другие пьесы дремлют в каком-нибудь ящике письменного стола. Из многочисленных коротких историй Шпунды, ни разу не выходивших объединёнными в книге и о которых он сам писал в послании к сестре Йоханне Шпунде, "они немногого стоят, но являются хорошим газетным кормом", некоторые, должно быть, фантастические, например, "Поющие джинны", "Ставроникитская битва духов" или разыгрывающееся на краю магического мира "Кольцо Наундорфа". Венское информационное бюро "Гермес" в своё время пыталось пристроить их в различные газеты.

   Оккультные романы родились в потоках модного течения двадцатых годов, когда люди, которых мировая война лишила иллюзий, обратились к "духовным" вещам. Обращение к фантастике произошло, однако значительно раньше, на рубеже 19 и 20 веков, и уже тогда выдвинуло своих представителей. Самый значительный среди них, Густав Майринк, оказал стойкое влияние на Шпунду. Однако Шпунде так и не удалось превзойти Майринка или хотя бы приблизиться к нему. Кроме того, Шпунда далеко не так хорош, как Карл Ханс Штробль в его лучших произведениях. Скорее всего, его можно было бы поставить рядом с Хансом Хайнцем Эверсом, но только в том, что касается писательских способностей, а не успеха, потому что в последнем Эверсу нет равных. Следует добавить, что Шпунда был серьёзнее в оккультном, чем Эверс, относящийся к разряду кокетливых, зарящихся на одни лишь сенсации писателей. Писательский талант Шпунды был скорее очень скромным.

   "Девахан" (1921) - первая книга тетралогии, одновременно самая слабая, незрелая, незаконченная.

   "Его стиль называли киношным, с молниеносным бурным течением, гарантирующим успех у современных людей. Язык этих исключительно произведений для молодёжи орфически-тёмный, пронизанный экспрессионистским дилетантизмом. Чего не хватает, так это напряжения и настроения, без которых не может обойтись ни один фантастический роман." (Цермак "Магический роман").

   Это верно, хотя и не для всех оккультных романов Шпунды, но во всяком случае для "Девахана". Экстатическим лепетом здесь рассказывается о "Rmoahal", который есть ни много не мало "бесформенно-неосязаемая древняя форма человечества на заре его юности, когда она ещё означала сумму всех сил природы, возможность развития по всем направлениям, не найдя пока определённого обличья для подобного воздействия." (Майер "Оккультные романы").

   Обнаруженная в одной из пещер Мадагаскара, являющемся, если следовать оккультным преданиям, остатками затонувшего континента Лемурии, она служит злому английскому авантюристу Элверсу для власти над людьми."Рмоахал", олицетворение сексуальной магии, пробуждающей тёмные инстинкты, поначалу бросает тень подозрения в сексуальном убийстве на одного из положительных персонажей романа, писателя Майнрада. Сам Элверс по ходу романа всё больше и больше исчезает со страниц, пока наконец, совершенно неожиданно и не добившись большого эффекта, навсегда уходит со сцены. Важнее его возлюбленная и жена Базилисса, символ сладострастия, искушающая с более-менее серьёзным успехом хороших персонажей, например, сбежавшего из монастыря святого монаха Иренеуса. Получается так, что достаточно уже одного сладострастного(это слово в романе часто употребляется) поцелуя, чтобы стать добычей злодейки. Если соблазн не удаётся, соблазнительница чувствует себя смертельно оскорблённой. К фигурам, слоняющимся в романе, принадлежит один русский по фамилии Корняков, который должен был убить Иренеуса, но справляется лишь с убийством самого себя, и различные другие тени и карикатуры типа гигантского варварского негра Мпонгву.

   Близ Вены созидают Девахан, что-то вроде экстратерриториального "эротического центра", куда стекаются богатые мира сего, чтобы там позволить Рмоахалу погрузить себя в благодатные потоки неги. Это ведёт в конце концов к почти полному экономическому (не говоря уж моральному) разрушению человечества, потому что Рмоахал ко всему прочему пожирает жизненную силу. Он делает людей вялыми и ленивыми к работе. Базилисса рожает от Корнякова Адама Кадмона, мифического сверхчеловека, который когда-нибудь снова спасёт мир (сразу не выходит, так как он сам инфицирован Рмоахалом). Человечество в большой беде, но пусть не страшится читатель: Иренеус усмиряет опасность и возвращает Рмоахала, насильственно лишённого своих разрушительных сил, назад на Мадагаскар. Среди всего этого - попранная там-сям добродетель и много вавилонского распутства.

   Язык ванерически-грандиозный, значительный. Например, искуситель говорит Базилиссе:

   "Новый род подрастает благодаря тебе, двуполый человек, осуществляющий и удовлетворяющий себя сам: кадмийская раса. При помощи Девахана я истреблю остальное человечество. Но твоих детей я сохраню, спасу для будущих времён. Также как за атлантической расой последовала раса теперешняя, арийская, за последней придёт род Кадмона."

   Таких мест - раздутых, экстатических и дилетантских - в романе полно. Итак, мы находим здесь: аллегорию антихриста, приход нового человечества, сверхчеловека а ля Ницше, хотя едва ли в духе Ницше, Девахан как лагерь уничтожения с эротикой в качестве оружия уничтожения. Есть там даже изнасилование привидением.

   "Белый и жёлтый Папа" вышел четвёртым томом в серии "Романы и книги магии", издаваемые Майринком. В некотором смысле это продолжение "Девахана", потому что некоторые характеры из него снова упоминаются на периферии романа. Органично два романа не соединимы, потому что господство Девахана длилось 10 лет и изменило весь мир; теперь же снова грядёт угроза миру, а следов старой угрозы не осталось и в помине. В сердце Азии находят оккультный металл "тамил". Оттуда он попадает в Америку. Однако в результате хитрости и предательства жены камень похищают у первооткрывателя. В конце концов им воспользуется японец Яшига с целью погубить белую расу. При определённых условиях металл посылает лучи, делающие людей бесплодными. Такого рода датчики устанавливают в крупных городах Запада, и рождаемость снижается. Сначала это заметно на рождении мальчиков, потом девочек, пока, наконец, вообще не перестают рождаться дети. В романе видны проблемы Шпунды с логикой в событиях.

   Сатанисты приходят к власти. Они планируют убийство высших вельмож церкви и детей в утробе. Власть дьявола должна распространиться на Земле.

   Злодеи не могут победить. Иезуиты, белый и жёлтый Папа объединяются. Мир снова спасён от сил мрака.

   За романом "Жёлтый и белый Папа" последовал третий том "Египетская Книга мёртвых" (1924). Адепт Феррари, завладевший Египетской книгой мёртвых при раскопках, оживляет мумию при помощи тайных и страшных ритуалов. Необходимую же душу он извлекает из возлюбленной через психический вампиризм. Такова завязка. Всё это рассказано интересно. Шпунда перерабатывает все свои оккультные знания, подчерпнутые во время учёбы. В романе по большому счёту нет экзальтированности, перегибов "Девахана", а манера повествования более проста и строга.

   Последний оккультный роман Шпунды - и во многих отношениях лучший - называется "Бафомет", вышедший в 1928 году, но по всей видимости написанный годами раньше, в магический период Шпунды. Куда больше, чем в других романах, здесь анализируются оккультные писания. Книгу можно читать почти что как введение в магию, причём действию не мешает нагромождение материала. Всё же и эта книга несёт в себе признаки слабости Шпунды: недостоверная или недостаточная мотивировка характеров, эмоциональна незрелость, изъяны в композиции и другие. Тем не менее роман интересен. В нём рассказывается о борьбе между Ласкарисом, потомком последнего византийского императора, и сатанистами Бафомета, последователями уничтоженных тамплиеров.

   Шпунда писал не только магические романы, но и занимался теоретическим анализом сути магии и роли магического писательства.

Библиография

  1. "Devachan. Magischer Roman", 219 S., 1921 - "Девахан. Магический роман"
  2. "Der gelbe und der weisse Papst. Ein magischer Roman", 306 S., 1923 - "Жёлтый и белый Папа. Магический роман"
  3. "Das Aegyptische Totenbuch. Ein nekromantischer Roman", 421 S., 1924 - "Египетская Книга мёртвых. Некромантский роман"
  4. "Baphomet. Ein alchimistischer Roman", 319 S,. 1928 - "Бафомет. Алхимистский роман"
  5. "Minos oder die Geburt Europas", 344 S, 1931 - "Минотавр или рождение Европы" (историко-мифологический роман о борьбе Тезея против Минотавра)
twitter.com facebook.com vkontakte.ru ya.ru myspace.com digg.com blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com del.icio.us
Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)