Майенская псалтирь

Майенская псалтирь

Жан РЭ

МАЙЕНСКАЯ ПСАЛТИРЬ

Обреченные редко заботятся о красоте слога: подводя итог своей жизни, они силятся говорить сжато и точно.
   Умирающий Баллистер лежал в рубке рыболовного судна "Норд-Капер" из Гремсби.
   Жизнь уходила пурпурными своими путями и мы напрасно старались их перекрыть. Лихорадки у Баллистера не было, голос звучал ровно. Видел ли он бинты и таз с мутно-красной водой? Вряд ли: отрешенные глаза следили за картинами далекими и зловещими.
   Рейнс, радист, записывал его слова.
   Этот Рейнс посвящал все свободное время сочинению сказок и эссе для эфемерных литературных журналов и брошюр благотворительных обществ. Если вы когда-нибудь раскрывали серию "Патерностер Роу", вы наверняка натыкались на чепуху Арчибальда Рейнса.
   Поэтому не удивляйтесь несколько стилизованной записи монолога смертельно раненного моряка. Это вина Рейнса - литератора никудышного, как вы понимаете. Одно я могу утверждать точно: все факты, изложенные Баллистером, были выслушаны четырьмя членами экипажа "Норд-Капера": капитаном Бенджаменом Кормоном, его помощником Джоном Коперлендом, механиком Эфраимом Розом - вашим покорным слугой - и вышеупомянутым Арчибальдом Рейнсом.
   Баллистер рассказывал:
   - Я встретил школьного учителя в таверне "Лихие ребята". Там мы заключили сделку, там я получил инструкции.
   Надо сказать, настоящие моряки не часто швартуются в "Лихих ребятах" - больше лодочники и разные бродяги. Обшарпанный фасад этой таверны отражается в воде ливерпульского арьер-дока, где постоянно торчит парочка баржей или одномачтовых суденышек.
   Я внимательно рассматривал отлично вычерченный план маленькой шхуны. Потом сказал:
   - Это почти яхта. Скорость, должно быть, приличная. Корма широкая, хорошо: при попутном ветре это обеспечит ловкий маневр.
   - Есть еще вспомогательный мотор, - добавил школьный учитель.
   Я поморщился, так как беспредельно любил море и признавал только парусную навигацию. Потом снова принялся рассматривать план.
   - Так. Верфи Галетт и Галетт, Глазго, спуск на воду 1909 года. Что ж, оснастка продумана толково. Шести человек хватит за глаза. Эти шестьдесят тонн будут держаться на воде не хуже пакетбота.
   Школьный учитель довольно улыбнулся и заказал выпивку.
   - Только зачем вы убрали название "Ара"? Звучит приятно, да и птица красивая.
   - Видите ли, - засмеялся он, - это вопрос деликатный. Долг благодарности, если хотите.
   - Значит, шхуна теперь называется "Майенская псалтирь". Любопытно... Оригинально во всяком случае.
   Алкоголь развязал учителю язык.
   - Дело не в этом. Год назад умер мой двоюродный дед и оставил мне в наследство чемодан, битком набитый старыми книгами.
   Я только присвистнул.
   - Погодите! Я их перебирал без особой радости, как вдруг одна книга привлекла мое внимание. Это была инкунабула.
   - Как вы сказали?
   - Инкунабула, - повторил он и снисходительно пояснил. - Так называют книгу, изданную в первую эпоху книгопечатания. Я едва мог поверить глазам: на ней стояла сигнатура Фуста и Шеффера! Имена вам ничего не скажут, но представьте: это были компаньоны Гутенберга - изобретателя книгопечатания, а в руках я держал изданный в конце пятнадцатого века редчайший роскошный экземпляр знаменитой "Майенской псалтири".
   Я попытался изобразить внимание на своей физиономии.
   - Заметьте, Баллистер, - продолжал учитель, слегка прищурившись, - эта книжонка стоит целое состояние.
   - Ну да! - я мгновенно насторожился.
   - Солидную пачку фунтов стерлингов. Хватило на покупку "Ары" и с лихвой осталось для найма экипажа из шести человек, чтобы совершить задуманное мной плаванье. Вот почему я решил заново окрестить наше суденышко и дать ему столь редкое имя, непонятное морякам. Но вы-то теперь понимаете?
   Еще бы не понять. Я только пробормотал пару слов насчет величия его души и рассудительно добавил:
   - И все-таки логичней было бы окрестить шхуну именем бесценного дядюшки: потому как...
   Он вдруг злобно расхохотался, чего я никак не ожидал от образованного человека. Затем деловито сдвинул брови:
   - Вы поедете в Глазго. Вы проведете шхуну проливом Норт-Минч до мыса Рат.
   - Опасно, я вам скажу.
   - Я выбрал именно вас, Баллистер, так как вы знаете эти рифы.
   Нельзя больше польстить моряку, нежели сказать, что он знает пролив Минч - гибельную бушуюшую горловину. Сердце мое возликовало.
   - Что правда, то правда. Я-таки поободрал шкуру между Чикеном и Тимпан Хидом.
   - К югу от мыса Рат вы найдете хорошо защищенную бухточку, известную лишь контрабандистам. Ее называют Биг-тоэ. На картах ее искать бесполезно.
   Я воззрился на него с откровенным восхищением.
   - Черт возьми! Такое знание вам может дорого обойтись. Вы будете вознаграждены вниманием таможенников да и парочкой ножевых ударов. На берегу попадаются застенчивые ребята.
   Он небрежно махнул рукой.
   - Я буду вас ждать в Биг-тоэ.
   - А затем?
   Он указал точно на запад.
   - Н-да...а, - протянул я, - вот это дыра. Кругом ничего, кроме горбатых рифов. И ни дымка на горизонте, сколько ни пяль глаза.
   - Вот и хорошо. Просто великолепно.
   Я понимающе подмигнул.
   - Ну что ж. Это ваше частное дело. А я не люблю вмешиваться в частные дела, особенно если денежки вперед.
   - Полагаю, вы заблуждаетесь насчет моих дел, Баллистер. Они имеют отношение, как бы вам объяснить... отношение к науке, но я хотел бы держать их в тайне от назойливых ученых, которым ничего не стоит присвоить чужое открытие. Ну и хватит об этом. Заплачу сколько потребуется даже больше.
   Мы занялись выпивкой. Молча. Я, признаться, был удивлен, что в такой заплесневелой хибаре для пресноводных недоносков, как эти "Лихие ребята", подают приличные напитки. Потом мы принялись беседовать насчет экипажа, но как-то невпопад.
   - Я в морском деле ничего не смыслю, - заявил мой партнер, - так что на меня не рассчитывайте. Я школьный учитель и привык работать головой.
   - Уважаю ученость. Не хочу хвастаться, но и сам в этом деле не промах. Школьный учитель. Отличная профессия.
   - Да, я преподаю в Йоркшире.
   Я от души засмеялся.
   - Прямо Сквирс, владелец школы в Йоркшире. Помните «Николаса Никльби»? Нет, нет, вы нисколько не похожи на этого мерзкого типа. Постойте, дайте-ка сообразить!
   Я внимательно оглядел упрямое костистое лицо, густую шевелюру, запавшие глаза угрюмой обезьяны, строгий опрятный костюм.
   - Так и есть! Хедстон из "Нашего общего друга".
   - Бросьте, - проворчал он. - Я пришел сюда не за тем, чтобы слушать разные гадости на свой счет. Храните литературные воспоминания про себя, друг Баллистер, мне нужен моряк, а не книгочей. С книгами я как-нибудь и сам разберусь.
   - Пардон, - возразил я обиженно, поскольку в моей среде меня уважали за начитанность. - Пардон, не вы один получили образование. У меня в кармане диплом капитана каботажного плаванья.
   - Потрясающе, - фыркнул он.
   - Не будь этой дурацкой истории с пропажей канатов и ящиков с мылом, где я, поверьте, не при чем, я бы здесь не рядился командовать корытом в шестьдесят тонн.
   Он примирительно улыбнулся.
   - Я вовсе не хотел вас задеть. Капитан каботажного плаванья - это кое-что.
   - Математика, география, гидрография, начала небесной механики. Прямо как у Диккенса: порядком балласта в этом ...Баллистере!
   На этот раз он искренне засмеялся.
   - Я вас недооценил, Баллистер. Хотите еще виски?
   - Это мое слабое место.
   Я улыбнулся в свою очередь. На столе появилась новая бутылка и дурная минута разошлась, словно дымок из трубки. Я продолжил деловой разговор.
   - Теперь насчет экипажа. Во-первых, Турнепс. Фамилия смешная, но ее с честью носит славный малый и отличный моряк. Правда, не так давно он вернулся ... ну, в общем, на ступальную мельницу он угодил не по своей воле. Если вам почему-либо...
   - Ни в коей мере.
   - Тогда все в порядке. Он за деньгами не гонится, а рому выпить всегда не прочь. На качество ему плевать, было бы побольше. Хочу также порекомендовать голландца Стевена. Записной молчун, но ему разорвать причальный канат так же просто, как вам откусить кончик сигары.
   - И, конечно, что-нибудь вроде ступальной мельницы?
   - У них в стране такого не водится, но эквивалент не исключен.
   - Ладно. Как его?
   - Стевен.
   - Сколько?
   - Да не слишком много. Налегает на сухари с беконом и еще обожает вишневый джем. И потому как провизию надо все равно запасать...
   - Ладно. Хоть полтонны джема.
   - Будет вашим рабом. Так. Я бы предложил Уолкера, да не больно он красив.
   - А вы юморист, Баллистер.
   - Как сказать. У него откушен нос, отрезано ухо и с подбородком не все в норме. Завсегдатаю музея мадам Тюссо, может, и понравится, а так... А все итальянские матросы, будь они прокляты.
   - Хорошо. И кто у вас еще на примете, любезный Баллистер?
   - Двое парней что надо. Джелвин и брат Тук.
   - Мало Диккенса, еще и Вальтер Скотт!
   - Не хотелось говорить, но раз уж вы начали.. Брат Тук. Знаю молодца только по этой кличке. Он немного повар, эдакий морской мастер Якоб.
   - Превосходно, Баллистер. Вот уж не думал встретить в вашей среде столь интеллигентного человека.
   - Джелвин и брат Тук неразлучны. Позовешь одного, откликнется другой, наймешь одного, нанимай другого. Вот такие дела.
   Я нагнулся и доверительно зашептал:
   - Люди не совсем обыкновенные. Говорят, Джелвин из королевской семьи, а брат Тук вроде преданного слуги в несчастье.
   - Значит, вознаграждение должно соответствовать рангу?
   - Пожалуй. Когда-то этот самый принц был заправским автомобилистом. Ему бы и заняться вашим вспомогательным мотором, ведь никто другой...
   И тут случился маленький эпизод, собственно к делу не относящийся, хотя я о нем часто вспоминал впоследствии. В бар вошел, а вернее влетел, загнанный шквальным порывом ветра, какой-то бедолага. Это был сухопарый малый, длинный, как жердь, взъерошенный и промокший не хуже бродячей собаки. Он спросил стакан джина и с наслаждением поднес к губам. Вдруг раздался звон стекла. Я поднял глаза: парень уставился на моего компаньона с несказанным ужасом, потом прыгнул к двери и нырнул в промозглую тьму позабыв на стойке полукрону. Похоже, школьный учитель не заметил инцидента, по крайности не подал вида, но я, помнится, все спрашивал себя какая дикая мысль заставила этого голодранца, этого последнего из последних бросить свои деньги, выронить стакан джина и рвануть из натопленного бара на ледяную улицу?

***

   Погожим днем ранней весны пролив Норт-Минч раскрылся перед нами на удивление гостеприимно. Шалые подводные течения кое-где давали о себе знать, но их легко было заметить по зеленым спинам, бугристым, как туловища издыхающих рептилий.
   Один из внезапных юго-восточных бризов, дующих только в этом углу, принес нам за двести миль запах первой ирландской сирени и, действуя вместе с мотором, протолкнул нас к Биг-тоэ. Но здесь настрой и мотив изменились.

   Водовороты перекрещивались и свистели наподобие паровых сирен. Лавировать меж бурунов было нелегким делом. Какой-то плавучий островок, заброшенный с просторов Атлантики, яркий, словно майская лужайка, вынырнул из-под бушприта и, ударившись о прибрежную скалу, рассыпался мрачным каскадом гниения и тлена. Сколько раз мы опасались, что ураган, словно единым взмахом гигантской бритвы, срежет мачты "Майенской псалтири". По счастью, этот великолепный парусник держался с элегантностью истинного джентльмена. Пользуясь часовым затишьем, мы завели мотор и таки сумели проскочить в заливчик Биг-тоэ, а через несколько минут разъяренный прилив ринулся по нашему следу, грохнув в корму вспененным изумрудной пылью валом.

   - Мы здесь не в очень-то приветливых водах, - сообщил я своему экипажу. - Если на нас наткнутся береговые молодчики, объяснений не миновать, а у них в обычае начинать переговоры ружейными выстрелами. Так что приготовимся ко всему.
   И спустя некоторое время молодчики действительно появились, правда, на свою беду, хотя беда эта показалась нам сколь тревожной, столь и загадочной.

***

   Восемь дней мы простояли на якоре в бухточке, спокойной, словно утиная заводь. Жили мы отменно, качество провизии и напитков было достойно великосветской яхты. На расстоянии примерно семи взмахов весел таился крохотный пляж красного песка, где пробивался ледяной пресноводный ручеек.
   Турнепс ловил на удочку палтуса, Стевен уходил за прибрежные скалы в дикие и пустынные ланды: зачастую, будто щелканье кнута, слыша- лись выстрелы его ружья. Он возвращался с куропаткой либо с тетеревом, иногда приносил зайца и почти всегда - пятнистых кроликов, восхитительных на вкус.
   Школьный учитель не появлялся, что, честно говоря, нас мало заботило: уплачено было за шесть недель вперед новенькими бумажками по фунту или десять шиллингов, и Турнепс клялся исчезнуть отсюда лишь с последней каплей рома.
   Однажды утром положение изменилось.
   Стевен наполнял бочонок пресной водой, когда в ушах пропела острая свистящая нота и в нескольких дюймах от его физиономии разлетелся кусок скалы. Стевен торопиться не любил: он вошел в бухточку, задрал голову, проследил за синей струйкой дыма, тянущейся от расселины у вершины и, презрев резкие коварные всплески, спокойно добрался до шхуны вплавь. Потом вошел в рубку и заявил:
   - Похоже, стреляют.
   Несколько отрывистых ударов по обводу правого борта подтвердили его слова.
   Я снял карабин, выскочил на палубу и тут же пригнул голову - пуля взвизгнула, как струна под туго натянутым смычком; от второй разлетелось несколько щепок и звякнула бронзовая скоба у гика. Я поднял дуло на уровень расселины, указанной Стевеном, где висели клочья дыма от добротного черного пороха, как вдруг стрельба прекратилась, послышались проклятья и крики ужаса.
   Потом глухо и гулко отозвался красный песок пляжа - я даже вздрогнул от брезгливого страха: на берегу распластался человек, упавший с обрыва высотой футов в триста. Искалеченное тело почти целиком ушло в песок. Судя по грубой кожаной куртке, он был из шайки мародеров, обычно подстерегающих кораблекрушения у мыса Рат. Я все смотрел на него, пока Стевен не тронул меня за плечо:
   - Еще один на подходе.
   В небе на мгновение застыла и ринулась вниз нелепая, скрюченная фигура: так большая морская птица, застигнутая свинцом и внезапно побежденная собственным весом, теряет величавую плавность и падает, крутясь и кувыркаясь.
   И еще раз берег отозвался глухо и гулко. Человек корчился несколько секунд. Его рот пузырился кровью, лицо запрокинулось к солнцу. Стевен медленно протянул руку к скалистой круче и сказал чуть дрогнувшим голосом:
   - Третий.
   Пронзительный вой резанул нервы. Над самой вершиной показались плечи и спина: кто-то наудачу махал руками и ногами, отбиваясь от невидимого противника, потом пружинисто взлетел, словно выброшенный из катапульты. Тело уже покоилось рядом с другими, а крик отчаянья еще кружил над нами, ввинчиваясь в оцепенелую тишину.
   Мы стояли не шевелясь.
   - Так дело не пойдет! - взорвался Джелвин. - Хоть эти гады и решили нас кокнуть я за них отомщу. Мистер Баллистер, дайте карабин. Брат Тук, где ты?
   Бритая голова вынырнула из отверстия люка
   - Брат Тук стоит охотничьего пса, - пояснил Джелвин, - вернее, десяти охотничьих псов. Он чует дичь издалека. Это феномен.
   - Ну, старина, что скажешь насчет дичи?
   Брат Тук высвободил круглый массивный торс и прямо-таки подкатился к планширу. Он внимательно посмотрел на трупы и поморщился от недоумения, изумления, страха.
   - Да что с тобой? - Джелвин принужденно засмеялся. - Можно подумать, ты никогда не видел мертвецов. Ты похож на девицу, которую ущипнули в церкви.
   - При чем тут церковь, - прохрипел брат Тук. Тут такое творится. Стреляйте, монсеньор! Стреляйте в дыру наверху!
   Разъяренный Джелвин повернулся к нему.
   - Опять это дурацкое прозвище! Сколько раз тебе говорить!...
   Брат Тук покачал головой.
   - Поздно. Слишком поздно.
   - Что поздно? - спросил я.
   - Это исчезло из расселины.
   - Что исчезло?
   Брат Тук взглянул на меня исподлобья.
   - Не знаю. Теперь этого нет.
   Я перестал его спрашивать. С вершины скалы послышался свист. В расселине метнулась тень. Джелвин вскинул карабин, но я перехватил дуло.
   - Стойте!
   Из расселины шла зигзагом тропинка, незамеченная нами поначалу. На берег спускался школьный учитель.

***

   Мы предоставили школьному учителю прекрасную каюту на корме, а я роскошно устроился в салоне, перетащив туда две кушетки. Учитель затворился в каюте и зарылся носом в книги: на палубу он являлся раз или два в день, непременно приносил секстант и предавался тщательным наблюдениям и вычислениям.
   Шхуна шла на северо-запад.
   - Вон тот мыс, похоже, на севере Исландии, - заметил я Джелвину.
   Он внимательно посмотрел на карту.
   - Не думаю. Скорее, это Гренландия.
   - Ну и черт с ним. Нам-то какая печаль.
   Он столь же беззаботно пожал плечами.
  
   Мы покинули Биг-тоэ в ясную погоду - далекие горы Росс нежили свои бурые вершины в безоблачном небе. Встречные корабли попадались редко; днем наш курс пересек парусник, на палубе которого торчало с десяток безобразных ублюд- ков - их приплюснутые носы выдавали уроженцев Гебрид; вечером сзади по бакборту на всех парусах промчался красивый двухмачтовик.
   На следующий день море заволновалось: с наветренной стороны показался датский пароход - его так заволокло дымом, что мы не смогли прочесть названия. Это было последнее судно, замеченное нами. Правда, на рассвете третьего дня на юге закурчавились два дымка - сторожевого британского авизо, по мнению Уолкера. И больше ничего.
   К вечеру того же дня совсем низко, почти касаясь верхушек мачт, пролетел поморник. С тех пор мы не видели никаких признаков жизни.
   Школьный учитель пригласил меня в каюту.
   Сам он не выпил ни капли. Куда девался приятный собутыльник из "Лихих ребят"? Но, как вежливый и хорошо воспитанный человек, он то и дело подливал мне виски и пока я пил, сосредоточенно разглядывал свою книгу.
   Вообще я сохранил мало воспоминаний об этих монотонных днях. Однако люди казались озабоченными, особенно после неприятного инцидента, случившегося однажды вечером.
   Мы все разом и в одно и то же время почувствовали тошноту, настолько острую, что Турнепс заорал об отравлении. Я приказал ему замолчать. Недомогание, кстати сказать, быстро исчезло, вскорости мы забыли о нем, так как из-за легкого шторма пришлось брасопить паруса.
   Начался восьмой день вояжа.

***

   Нет, люди определенно помрачнели и затаились. Конечно, в плаванье мало кто расположен к пустой болтовне, но здесь было что-то другое: их связывало общее чувство беспокойства, страха подавленности. Напряжение ползло, блуждало, сгущалось тяжелым молчанием. Наконец Джелвин взял слово:
   - Мистер Баллистер, мы бы хотели поговорить не с капитаном, а с напарником по лебедке, которым вы были для каждого из нас.
   - Вот так вступление, - засмеялся я.
   - Это чтобы, значит, по честности, - вставил Уолкер, и пародия на улыбку еще более исказила его жуткое лицо.
   - Ну!
   - Неладное творится вокруг, - продолжал Джелвин, - и самое худшее, что никто из нас ничего не может понять.
   Я хмуро огляделся и неожиданно протянул ему руку.
   - Ваша правда, Джелвин, я это чувствую, как и вы.
   Все стеснились возле меня, обнаружив союзника в капитане.
   - Посмотрите на море, мистер Баллистер.
   - Вижу, как и вы, - пробормотал я и опустил голову.
   Что тут добавить! Уже два дня море на себя не похоже.
   За двадцать лет навигации я не видел ничего подобного ни под какими широтами. Его пересекают полосы немыслимых цветов, там и сям закручиваются воронки, при полном затишье вздымается огромная одинокая волна: из невесть откуда рожденного буруна доносится хриплый хохот, заставляющий людей вздрагивать и оборачиваться.
   - Ни одной птицы на горизонте, — вздохнул брат Тук.
   Верно.
   - Вчера вечером, - продолжал он, - крысы, что гнездились в отсеке для съестных припасов, выскочили на палубу, сцепились и единым комом покатились в воду. Такого я никогда не видел.
   - Никогда, - подтвердили остальные.
   - Я в этих местах сколько раз бывал, - выступил Уолкер, - и в это самое время. Здесь должно быть черным-черно от перелетной синьги, да и тюленей не счесть. А посмотрите-ка?
   - Вы вчера вечером на небо глядели, мистер Баллистер? - спросил Джелвин.
   - Нет, - сконфузился я.
   Вчера вечером я так нагрузился в компании молчаливого учителя, что не смог подняться на палубу. Даже сейчас мигрень ломила мне череп.
   Турнепс в сердцах плюнул.
   - Куда этот дьявол затащил нас?
   - Дьявол - верное слово, - прибавил флегматик Стевен.
   Каждый что-то прибавил без всякого проку и толку. Я принял неожиданное решение.
   - Послушайте, Джелвин. Я, понятно, здесь капитан, это так, но не стыжусь признаться перед всеми, что вы самый толковый человек на борту и моряк, каких мало.
   Джелвин иронически улыбнулся.
   - И что же?
   - Полагаю, вам известно побольше нашего.
   - Нет, - ответил он откровенно. - Вот брат Тук - другое дело. Как я уже говорил, он чувствует некоторые вещи, хотя и не может их объяснить. Он, если можно так выразиться, слышит запах опасности. Говори, брат Тук.
   - Легко сказать, говори. Что-то стягивается вокруг нас, что-то... хуже смерти.
   Мы в ужасе переглянулись.
   - Школьный учитель, - брат Тук понизил голос, - к этому причастен.
   Я не удержался и схватил Джелвина за руку.
   - Джелвин, у меня не хватит духу! Пойдите к нему вы. Сейчас.
   - Хорошо.
   Он спустился. Мы услышали стук в каюту школьного учителя. Еще стук. Потом дверь скрипнула.
   Через минуту Джелвин поднялся. Он был бледен и растерян.
   - Его там нет... Обыщите шхуну. Здесь далеко не спрячешься.
   Мы обшарили судно, потом вернулись на палубу и воззрились друг на друга с тоскливым недоумением. Школьный учитель исчез.

***

   Когда спустилась ночь, Джелвин сделал мне знак подняться на палубу и указал на топсель грот-мачты.
   От изумления у меня голова пошла кругом.
   Море - пенистое и рокочущее - объяло невиданное небо. Наши глаза тщетно рыскали в поисках знакомых созвездий. Новые конфигурации новых звезд слабо мерцали в серебристых изломах ужасающей черной бездны.
   - Господи Иисусе! Где мы?
   Тяжелые облака заволакивали небо.
   - Так, пожалуй, лучше, - холодно сказал Джелвин. - Не стоит им видеть всего этого. Где мы? Откуда мне знать. Дадим машине задний ход. А впрочем, какой смысл, мистер Баллистер?
   Я стиснул ладонями голову.
   - Уже два дня компас бездействует.
   - Знаю.
   - Но где мы, где?
   Джелвин позволил себе усмехнуться.
   - Успокойтесь, мистер Баллистер. Вы капитан, не забывайте. Куда нас занесло? Понятия не имею. Могу лишь выдвинуть гипотезу - - этим ученым словом часто оправдывают фантазии самые невероятные.
   - Говорите. Предпочитаю услышать любую дьявольщину, только не распроклятое "понятия не имею".
   - Похоже, мы заплыли в другую перспективу бытия. Вы сейчас поймете, что я хочу сказать, так как смыслите в математике. Наш обычный трехмерный мир потерян для нас, а этот я могу определить как мир энного измерения. Неубедительно, отвлеченно, скажете вы. А что еще придумаешь? Если бы, к примеру, с помощью какой-либо магии или неведомой науки нас перенесло на Марс, Юпитер или даже Альдебаран, это не помешало бы нам увидеть знакомые созвездия в некоторых регионах неба.
   - Но солнце... - прервал я.
   - Подобие, совпадение в бесконечности, эквивалентная звезда, возможно. Впрочем, все это предположения, банальности, пустые слова. И поскольку в этом чужом мире мы сможем так же хорошо умереть, как и в нашем, не вижу оснований терять хладнокровие.
   Тут я обозлился окончательно.
   - Умереть! Черта с два! Я буду драться за свою шкуру.
   - С кем? - спросил он насмешливо.
   Потом прибавил:
   - Брат Тук говорил, что нас окружают вещи похуже смерти. И знаете, его мнением не следует пренебрегать в минуту опасности.
   Я вернулся к его теории:
   - Итак, энное измерение...
   - Ради Бога, - поморщился он, - не придавайте особого значения моей гипотезе. Я только хотел сказать следующее: ничто не доказывает, что творение замкнуто в наших трех вульгарных измерениях. Так же, как мы не замечаем существ идеально плоских, живущих в поверхности, или допустим, линеарных, так же точно нас не замечают обитатели четвертого измерения. У меня сейчас нет настроения, мистер Баллистер, читать вам лекцию по гипергеометрии, но совершенно ясно, что мы способны иметь некоторое представление о пространствах, отличных от нашего. Возьмите сновидения, где нечто единое непонятным образом сочетает настоящее с прошлым и, возможно, будущим. Или структура атома... Нет ничего абсурдного в гипотезе существования инородных пространств, где жизнь образует головокружительные и таинственные формации.
   Он устало провел ладонью по волосам.
   - С какой целью этот субъект затащил нас сюда - в страну неведомых звезд? Каким образом он исчез, и главное - почему?
   Тут я хлопнул кулаком по лбу. Мне припомнилось поведение брата Тука в Биг-тоэ и выражение мучительного страха на лице того бедолаги из "Лихих ребят". Я рассказал все это Джелвину, но он только покачал головой.

   - Не будем переоценивать паранормальных возможностей моего друга. Увидев школьного учителя, брат Тук мне сказал: "Этот человек производит впечатление непроницаемой преграды, за которой свершаются события чудовищные и сверхъестественные". Я его не расспрашивал - это бесполезно: его интуиция может создать более или менее адекватный образ, но анализировать он не умеет. Что же касается предчувствия... узнав название шхуны, он забеспокоился, говоря, что много дурного за этим кроется. Между прочим, в астрологии именам придается первостепенное значение, а ведь по сути своей астрология – наука о мире четвертого измерения. Не удивляйтесь. Даже такие ученые, как Нордманн и Льюис, подозревают, что арканы этого тысячелетнего знания имеют некоторое сходство с теорией радиоактивности и новой гипотезой неэвклидовых пространств...

   Казалось, Джелвин излагает все это нарочно, считая, что если попытаться объяснить неведомое, то можно будет рассеять ужас, неумолимо подступающий с черной линии горизонта.
   Самолюбие капитана пробудилось во мне.
   - Джелвин, каким курсом следует шхуна?
   - Идем правым галсом. По-моему, ветер вполне ровный.
   - Может быть, лечь в дрейф?
   - Зачем? Возьмем на всякий случай несколько рифов, хотя ничто не предвещает шторма.
   - Для начала пусть Уолкер встанет за штурвал. Пусть внимательно смотрит за бурунами. Если мы получим пробоину ниже ватерлинии, все будет кончено.
   - Что ж! - усмехнулся Джелвин, - это, пожалуй, не худшее решение для всех нас.
   Он хорошо сказал. Предвиденная опасность утверждает авторитет капитана, но жестокая неизвестность уравнивает всех на корабле.
   В этот вечер все собрались в салоне, который я приспособил под каюту. Джелвин пожертвовал из своих запасов две оплетенные бутыли великолепного рома, и мы сварили крепчайший пунш.
   Турнепс быстро развеселился и принялся рассказывать нескончаемую историю о двух котах и одной молодой даме на вилле в Ипвиче, где он, Турнепс, играл завидную и залихватскую роль.
   Стевен соорудил трехэтажный сэндвич из морских сухарей и копченой грудинки. Стало тепло и успокоительно - густой табачный дым заволок свет керосиновой лампы, укрепленной на кардане. Под влиянием пунша из моих мозгов постепенно улетучились научные сказки, которыми Джелвин потчевал меня накануне.
   Уолкер перелил в термос свою порцию горячего пунша, захватил фонарь и, пожелав нам приятной вечеринки, пошел на вахту. Часы пробили девять. Началась умеренная качка.
   - У нас совсем мало парусов, - успокоил меня Джелвин.
   Турнепс монотонно рокотал, но как слушал Стевен - загадка: ведь его челюсти столь же монотонно перемалывали сухарь за сухарем. Я между тем прикончил стакан, протянул Туку за добавкой, да так и застыл, пораженный изменившимся выражением его лица. Он схватил Джелвина за руку - казалось, они напряженно прислушивались.
   - Что это... - начал я.
   В ту же секунду сверху послышалось ужасающее проклятие. Над нашими головами раздался топот босых ног. Кто-то бежал к бушприту и кричал.
   Мы похолодели. Никто из нас никогда не слышал такого крика. Словно раскат хохота оборвался на хрипе, а потом перескочил в пронзительное завывание с тирольской модуляцией.
   Мы бросились на палубу, спотыкаясь и толкаясь в темноте.
   Все было спокойно, мерно поскрипывал рангоут, около штурвала зажженный фонарь освещал пузатый термос.
   Но у штурвала - никого.
   - Уолкер! Уолкер! Уолкер! - надрывались мы.
   Издалека, от затянутого ночным туманом горизонта снова донеслась тирольская модуляция.
   Беспредельная молчаливая ночь поглотила нашего бедного Уолкера.
   И вслед за этой ночью восстала заря - зловещая и фиолетовая, как вечер тропической саванны.
   Измученные бессонницей люди пристально вглядывались в рифленую зыбь. А бушприт упрямо клевал пенистые валы. Никого.
   В нашем марселе зияла большая дыра. Стевен пошел открывать парусный отсек. Брат Тук вытащил иглу, замотал ладонь кожаным ремнем и приготовился к починке. Инстинктивно, механически, угрюмо. Я время от времени поворачивал штурвал и бурчал под нос:
   - К чему все это... ну к чему все это...
   Турнепс ни с того ни с сего полез на грот-мачту. Я минуту-другую машинально следил за ним, потом отвел глаза. Вдруг мы услышали:
   - Сюда! Влезайте скорей, здесь кто-то на мачте!...
   Скрежет, удары, отголоски призрачной борьбы, крики агонии: тут мы разом припомнили грабителей из бухты Биг-тоэ: нелепо изогнутое, будто надвое переломленное тело, подброшенное ввысь, и далекий плеск в волнах.
   - Будь ты проклят! - заорал Джелвин и кинулся к мачте. За ним брат Тук. Мы со Стевеном прыгнули к единственному нашему ялику; мощные руки голландца уже сдвинули его к воде и... мы оторопели от изумления и бешенства: нечто серое, неопределенное, мерцающее матовым блеском тягучего стекла заволокло ялик - цепи разорвались, шхуна резко накренилась на бакборт, огромная волна взмыла на палубу и ринулась в открытый парусный отсек.
   Ялик - последнюю зыбкую надежду на спасение - поглотила бездна.
   Джелвин и брат Тук спустились с мачты.
   Они не заметили никого.
   Первым делом Джелвин вытер руки тряпкой. Оказывается, ванты и окантовка парусов были забрызганы теплой кровью.
   Срывающимся голосом я громко читал известные мне молитвы, чередуя святые слова с проклятьями океану и его тайне.

***

   Поздно вечером мы с Джелвином поднялись на палубу, решив провести ночь у штурвала.
   Гнетущее молчание. Помнится, иногда я начинал всхлипывать и Джелвин похлопывал меня по плечу. Потом я успокоился и закурил трубку.
   Говорить было не о чем. Джелвин вроде задремал, а я упорно сверлил взглядом темноту.
   Что-то привлекло мое внимание. Я наклонился над планширом и почти закричал:
   - Джелвин, вы видели? Видели? Я схожу с ума!
   - Нет, мистер Баллистер, все так и есть, - проговорил он вполголоса. - Только, ради Бога, никому ни слова. Они и без того не в себе.
   Я с трудом выпрямился и подошел к релингу. Джелвин стал рядом. Глубины моря были объяты багровым свечением: блуждающее озарение охватило шхуну запятнав кровавыми мазками паруса и оснастку.
   Мы словно бы стояли на сцене химерического театра, освещенные невидимой рампой из призрачных бенгальских огней.
   - Фосфоресценция? - предположил я.
   - Смотрите внимательней.
   Натуральный цвет морской воды сменился хрустальной прозрачностью, и взгляд, не встречая препятствий, уходил в беспредельные глубины. Там проступали мрачные массивы геометрического галлюциноза: донжоны, исполинские башни и соборы, ужасающе прямые улицы, образованные зданиями немыслимой конструкции... Казалось, мы парили на фантастической высоте над городом, который восстал из грандиозного, безумного сна.
   - Похоже, там что-то движется, - шепнул я своему компаньону.
   - Да.
   Это было аморфное скопление существ с контурами смутными, почти неразличимыми: они беспорядочно перемещались, занятые какой-то исступленной деятельностью.
   - Назад, - вдруг закричал Джелвин и оттащил меня от борта.
   Одно из этих существ с невероятной быстротой поднималось из бездны - секунда, и его громадная тень заслонила подводный город: словно чернильное облако разошлось вокруг нас.
   Корпус шхуны содрогнулся - удар пришелся в киль. В малиново-багровом зареве три гигантских щупальца сжимали, били, рассекали перепуганное пространство. Над уровнем бакборта взгорбилась плотная тьма, из которой на нас недвижно смотрели два глаза цвета расплавленного янтаря.
   Но это длилось секунду-другую. Внезапно Джелвин бросился к штурвалу.
   - Волна с левого борта!
   Он как раз вовремя рванул штурвал доотказа направо: топенанты затрещали, гик просвистел, словно секира, фалы лопнули, как натянутые струны, - грот-мачта резко наклонилась.
   Бредовое видение исчезло, только располосованная морская гладь некоторое время шипела и пенилась. По правому борту на гребнях валов догорали малиновые отсветы.
   - Уолкер, Турнепс... бедняги, - пробормотал Джелвин.
   Пробило двенадцать склянок. Ночная вахта началась.

***

   Утром ничего особенного не случилось.
   Небо подернулось густой грязноватой пленкой оттенка охры. Стало довольно холодно.
   К полудню в тумане замаячило круглое пятно, которое при большом желании можно было считать солнцем. Я решил определить позицию этого пятна, хотя Джелвин только скептически пожал плечами.
   Море заметно волновалось, и ощутимая качка мешала произвести вычисление. Однако мне наконец удалось поймать в зеркальце секстанта предполагаемое солнце, правда, рядом с ним трепетал гибкий, длинный молочно-белый язычок...
   Из перламутровой глубины зеркальца, стремительно заполняя поле зрения, на меня летело нечто непонятное: секстант выпал из рук, сам я получил жестокий удар по голове, потом послышались крики, шум борьбы, еще крики...

***

   Я не окончательно лишился чувств, но подняться не было никакой возможности, в ушах словно бы дребезжали стекла и гудели колокола. Мне даже почудился басовый перезвон Биг-Бена и сразу представилась набережная Темзы.
   Сквозь этот перезвон доносились скрежет, свист, скрипение далекое и беспокойное.
   Я оперся на ладони, изо всех сил пытаясь встать. Чьи-то руки помогли, подхватили и я на радостях заблажил и зачертыхался.
   - Слава Богу, - воскликнул Джелвин. - Хоть этот еще жив.
   Я с трудом раскрыл свинцово-тяжелые веки и увидел сначала желтое небо в косой штриховке такелажа, потом Джелвина, который шатался, как пьяный.
   - Что произошло, что еще стряслось, - заорал я, заметив слезы у него на глазах.
   Он молча повел меня в мою каюту.
   Обе кушетки были сдвинуты - там раскинулось огромное безжизненное тело Стевена.
   При этом зрелище я сразу пришел в себя и стиснул ладонями виски. Голова Стевена была изуродована и дико распухла.
   - Это конец, - прошептал Джелвин.
   - Конец... конец, - повторял я, не вникая в смысл.
   Джелвин принялся менять компрессы.
   - Где брат Тук?
   Джелвин бросил бинт и разрыдался.
   - Его... как других... мы больше не увидим.
   Прерывистым голосом он рассказал то немногое, что знал.
   Это обрушилось гибельно и мгновенно, как и все кошмары, которые ныне составляют наше существование.
   Он был внизу - проверял смазку в моторе, - когда с палубы донеслись крики и стоны. Прибежав, он увидел, как Стевен ожесточенно борется, но с кем?... его окружала и сжимала гибкая, шаровидная, серебристая масса. Кожаный ремешок и парусные иглы валялись около грот-мачты, но брат Тук исчез - только с фала бакборта стек ла кровь.
   Я лежал без сознания. Вот и все, что он знает.
   - Когда Стевен очнется, может он побольше расскажет, - вяло предположил я.
   - Очнется? - горько усмехнулся Джелвин. - У него перемолоты суставы и внутренние органы. Это в буквальном смысле мешок костей. Он еще может дышать, благодаря своей мощной конституции, но по сути он мертв, как все остальные.
   Мы оставили шхуну блуждать по прихоти ветра и волн. При уменьшенной парусности она явно проигрывала в скорости. Джелвин помолчал, потом проговорил, как бы рассуждая вслух:
   - Опасность нам грозит главным образом на палубе.
   Вечером мы заперлись в моей каюте.
   Стевен дышал хрипло и трудно: окрашенная кровью слюна обильно текла и приходилось все время ее вытирать. Я повернулся к Джелвину.
   - Спать, пожалуй, нам не придется.
   - Какое там!
   Судно умеренно качало. Несмотря на духоту, мы задраили иллюминаторы.
   К двум часам утра меня одолела непобедимая дремота. В тяжелом отупении сверлящие, судорожные мысли расползлись вялым кошмаром. И, тем не менее, я мгновенно пришел в себя.
   Джелвин даже не прикорнул. На его лице застыла мучительная гримаса - он пристально смотрел в потолок. Наконец, прошептал:
   - Ходят на палубе.
   Я схватил карабин.
   - К чему? Сидите спокойно... о, Господи!
   Послышались быстрые шаги, потом беспорядочный топот, словно человек двадцать сновали туда-сюда. Джелвин покачал головой.
   - Мы теперь вроде пассажиров. Работают за нас.
   В неясном шуме послышался знакомый звук: заскрипели штуртросы - очевидно, кто-то пытался маневрировать при встречном ветре.
   - Увеличивают парусность.
   - Черт!
   "Майенская псалтирь" получила резкую килевую качку и затем взяла скачок на триборт, что заслужило одобрение Джелвина.
   - Выйти на правый галс при таком ветре! Это монстры, пьяные от крови и убийств, но в морском деле они понимают. Лучший английский яхтсмен на призовой яхте не осмелился бы резануть ветер под таким углом.
   - И что это доказывает? - добавил он тоном врача-диагноста.
   Я безнадежно махнул рукой.
   - Это доказывает, что мы идем определенным курсом, что имеется место назначения.
   Я с минуту поразмыслил и добавил в свою очередь:
   - А вдруг это не демоны и не фантомы, а такие же существа, как и мы?
   - Знаете, это сильно сказано...
   - Я хочу сказать, существа материальные, располагающие лишь естественными возможностями.
   - Насчет этого я никогда не сомневался.
   К пяти часам утра был произведен новый маневр, и шхуна снова изменила курс. Джелвин открыл иллюминатор - от густых облаков просочилась грязная белесая заря.
   Мы рискнули крадучись выбраться на палубу. Никого.
   Судно лежало в дрейфе.

***

   Прошло два спокойных дня.
   Ночные маневры не повторялись, но Джелвин заметил, что нас несет быстрое течение и мы следуем направлением, которое когда-то называлось северо-западом.
   Стевен дышал все слабее. Джелвин приготовил ампулы и шприц. Время от времени он делал уколы нашему умирающему другу. Мы почти не разговаривали и почти ни о чем не думали. За себя я ручаюсь, поскольку глотал виски целыми пинтами.
   При этом я лопотал только пьяную белиберду вместе с проклятиями по адресу школьного учителя. Среди обещаний оторвать голову, законопатить уши и прочего тому подобного Джелвин вдруг расслышал о книгах, которые учитель приволок на шхуну.
   Он подскочил и принялся трясти меня за плечи С пьяной важностью я твердил одно и то же:
   - Капитан здесь кто? Не сметь!...
   - Какой вы к черту капитан! Повторите! Что вы сказали про книги?
   - Да в его каюте... полный чемодан латинского старья... не понимаю этого аптекарского жаргона.
   - Я его знаю, я! Почему вы раньше не сказали!
   Я только растянул губы в пьяной ухмылке.
   - Наплевать. Капитан здесь кто? Вы обязаны ценить, уважать...
   - Пьяный идиот, - крикнул он и побежал в каюту школьного учителя.
   Жалкий, бесчувственный, неподвижный Стевен остался моим компаньоном в последующие часы одинокого пьянства. Иногда я принимался голосить:
   - Капитан здесь кто?... Пожалуюсь... в адмиралтейство. Обозвать пьяным идиотом!... Меня, первого после Бога на корабле!... Так, Стевен? Ты свидетель... низкого оскорбления. Я его по доске... в море...
   Потом я заснул.

***

   Джелвин поспешно глотал сухари с консерва ми, его щеки горели и глаза пылали.
   - Мистер Баллистер, школьный учитель ничего не упоминал о хрустальном шаре или о каком-нибудь кристалле?
   - Он меня не посвящал в свои занятия, - проворчал я, памятуя об оскорблении.
   - Ах, если б эти книги попались мне раньше!
   - Вы нашли что-нибудь?
   - Проблеск... ниточка... Бессмыслица на первый взгляд. Непостижимо! Понимаете, непостижимо!
   Он был ужасно взволнован. Я так и не смог вытянуть из него что-нибудь путное. Он снова закрылся в пресловутой каюте и я его больше не беспокоил.
   Вечером он пришел заправить лампу керосином и не сказал ни слова.
   Я лег спать и на следующее утро проснулся очень поздно. В каюте школьного учителя.
   Джелвин исчез.
   Все мои оклики остались без ответа.
   В отчаянном беспокойстве я обшарил шхуну и, забыв о всякой осторожности, орал на палубе изо всех сил.
   Потом побрел в свой салон и бросился на пол, рыдая и взывая к небесам.
   Я остался с умирающим Стевеном на борту проклятого корабля.
   Один, безнадежно один.

***

   Около часу пополудни я потащился в каюту школьного учителя. И мне сразу попался на глаза листок, приколотый к двери. Вот что я прочел:

   Мистер Баллистер, я сейчас полезу на топсель грот-мачты. Мне нужно кое в чем удостовериться. Возможно, я не вернусь. В та ком случае простите мне мою смерть, оставляющую вас совсем одного, так как Стевен безусловно обречен.

   Не забудьте сделать следующее:
   Сожгите все эти книги. Сложите их на корме подальше от грот-мачты и не приближайтесь к борту. Я уверен, что вам попытаются помешать.
   Но сожгите их все до единой, даже рискуя спалить «Майенскую псалтирь». Может быть, вас это спасет. Может быть, всеблагое провиденье даст вам шанс. Да сжалится над всеми нами Господь.
   Герцог де...", известный как Джелвин

Мы не хотим публиковать фамилию, дабы не повергать в траур одну и поныне царствующую семью. У Джелвина было много тяжких прегрешений, но он искупил их своей доблестной смертью.

   Я вошел в салон, потрясенный этим удивительным прощанием, проклиная постыдное пьянство, из-за которого мой отважный друг, очевидно, не смог меня разбудить.
   Я не расслышал дыхания Стевена. Склонив шись, долго смотрел на его лицо, искаженное по следней судорогой.
   Потом пошел в наше крохотное машинное от деление, забрал две канистры бензина и, повинуясь секундному предчувствию, запустил мотор на полную мощность.
   Сложил книги на палубе недалеко от штурвала и полил бензином.
   Взметнулось высокое, бледное с просинью пламя В этот момент крик раздался за бортом. Звали меня
   Я обернулся и тотчас закричал сам от изумления и ужаса.
   В кильватере "Майенской псалтири" примерно в двадцати саженях плыл школьный учитель.

***

   Пламя трещало, страницы хрустели и обращались в пепел.
   Страшный пловец выл, проклинал, умолял.
   - Баллистер! Ты будешь богат, богаче всех на земле, вместе взятых. Кретин, ты умрешь медленной смертью в таких пытках, о которых и не ведают на твоей проклятой планете. Баллистер, я сделаю тебя королем фантастического мира. Послушай, ты, падаль, ад покажется тебе раем по сравнению с тем, что тебе уготовано!
   Он загребал отчаянно, однако ничего не выигрывал в состязании с "Майенской псалтирью", шедшей на полной скорости.
   Глухие удары потрясли корпус: шхуну резко покачнуло.
   Огромная волна вздыбилась у бушприта предвестием чудовищного пробуждения океана.
   - Баллистер! - вопил школьный учитель.
   Он все-таки умудрялся не отставать. На странно неподвижном лице глаза горели нестерпимым блеском.
   Я посмотрел на пылающие книги и вдруг заметил, как один из пергаментных переплетов сморщился, съежился и там что-то блеснуло хрустальной искрой.
   И я вспомнил слова Джелвина, не утерпел и воскликнул:
   - Кристалл!
   В ларце, замаскированном под книгу, таился крупный, неправильно ограненный кристалл.
   Школьный учитель услышал мой возглас. Он завыл, как безумный, его разъяренные руки взметнулись над водой.
   - Это наука! Ты хочешь уничтожить грандиозную науку, будь ты проклят!
   Отовсюду, с каждой точки горизонта неслись пронзительные вопли с тирольскими модуляциями.
   Волна разбила фальшборт и обрушилась на палубу. Я прыгнул в самый центр книжного пламени и раздавил каблуком проклятый кристалл.
   Свист, грохот, жестокий приступ тошноты...
   Воды и небеса слились в сверкающем хаос Громовой раскат разорвал атмосферу. Падение безоглядное падение в бездну...
   И теперь я умираю, непонятным образом очутившись среди вас. Приснилось ли мне все это? Если бы! Но я снова здесь, на земле, умирающий, счастливый...

***

   Потерпевшего крушение обнаружил Бригс - юнга с "Норд-Капера". Мальчишка стянул из камбуза яблоко и, примостившись у канатной бухты, только-только собрался вкусить от запретного плода, как вдруг заметил человека, с трудом плывущего в нескольких ярдах от борта.
   Бригс принялся истошно орать, так как перепугался, что пловца затянет под винт. Этого человека вытащили. Он был без сознания и, казалось, спал: очевидно, он работал руками совершенно автоматически, что наблюдается иногда у классных спортсменов.
   Никаких кораблей на горизонте, никаких обломков в обозримой дали. Юнга, правда, рассказал, что видел на траверсе силуэт корабля, "прозрачного, как стекло" - его собственные слова. Силуэт возник на мгновение, врезался в воду и пропал в глубине.
   За это он получил пару подзатыльников от капитана Кормона, чтоб не приучался сызмальства к вранью.
   Удалось влить немного виски в горло потерпевшего. Механик Роз уступил ему свою койку и тепло укутал. Уже через минуту он спал глубоким и тем не менее тревожным сном. Все с любопытством ждали его пробуждения, но вдруг произошло невероятное событие.
   О нем поведает ваш покорный слуга Джон Копленд - помощник капитана, который вместе с матросом Джолксом пережил встречу с кошмарным порождением ночной бездны.

***

   Согласно последней записи в журнале, "Норд-Капер" находился на двадцать втором градусе западной долготы и шестидесятом северной широты.
   Я решил всю ночь провести за штурвалом, так как накануне мы заметили несколько айсбергов к северо-западу.
   Джолкс прикрепил сигнальные фонари и остался рядом со мной выкурить трубку: он мучился зубной болью и не торопился спуститься в жаркую духоту кубрика. Я порадовался его соседству - нечего и говорить об ужасающей монотонности ночной вахты.
   Кстати, надо сообщить несколько подробностей насчет "Норд-Капера": это хорошее и крепкое судно, хотя и снабженное беспроволочным телеграфом, вовсе не походило на современные траулеры. Построенный полвека назад, "Норд-Капер" в сущности оставался парусником, несмотря на допотопную паровую машину.
   Застекленной кабины, торчащей на палубе новомодного траулера в виде какого-то швейцарского шале, здесь не было и в помине.
   Штурвал, как и полагается, находился в кормовой части, открытый ненастью и высокой волне.
   Я сделал это отступление, чтобы вы поняли ситуацию: нам пришлось участвовать в драме, а не наблюдать за ее ходом из стеклянной будки. Без такой оговорки люди, знакомые с топографией парусного судна, удивились бы моей дотошности.
   Лунный свет не пробивался сквозь плотную завесу облаков: иногда лишь, озаряя линию бурунов, рассеянно фосфоресцировали гребни волн.
   Было часов десять - экипаж, надо думать, только-только угомонился. Измотанный зубной болью Джолкс чертыхался и глухо стонал.
   В мерцании нактоуза белела его скорбная физиономия, подпертая ладонью.
   Вдруг я заметил, что болезненная гримаса сменилась удивлением, затем откровенным страхом: рот широко открылся, трубка выпала. Я не выдержал и расхохотался.
   Вместо ответа он показал на сигнальный фонарь правого борта.
   И моя трубка моментально присоединилась к трубке Джолкса.
   Чуть пониже подвешенного к вантам сигнального фонаря заблестели мокрые, судорожно сжатые пальцы.
   Потом пальцы разжались и кто-то прыгнул на палубу. Джолкс отшатнулся - свет нактоуза тотчас вырвал из мрака неописуемо странную фигуру Это был долговязый тип, смахивающий на пастора. Вода лилась ручьями с его черного, наглухо застегнутого сюртука. Его глаза горели адской ненавистью.
   Джолкс потянулся за ножом, но не успел вытащить. Чертов пастор кинулся на него и сшиб с ног. В тот же момент лампа нактоуза разлетелась на куски. Секундой позже отчаянно завопил юнга, дежуривший у койки выловленного нами бедняги:
   - Его режут! Убивают! Помогите!
   После того как мне пришлось вмешаться в серьезную матросскую потасовку, я не расставался с оружием, особенно по ночам. Это был револьвер крупного калибра, заряженный бронебойными пулями.
   Донеслись отдельные голоса, потом сбивчивый говор.
   Внезапный ветер хорошенько хлестнул паруса и разорвал облака: тонкий лунный луч повис на реях и скользнул на палубу.
   Шум усилился: фальцет юнги, капитанский бас, крики, ругань... И здесь мой слух распознал необычное: справа от меня кто-то проскочил бесшумно и вкрадчиво - в следующий момент я увидел, как ночной визитер схватился за ванты и прыгнул в море. И когда его голова показалась на гребне волны, я хладнокровно прицелился и выстрелил.
   Он закричал, нет, скорее, дико, протяжно взвыл.
   Тело прибило к самому борту.
   Подошел Джолкс. Он держался на ногах не очень твердо, но вполне крепко сжимал в руке лодочный крюк. Тело покачивалось неестественно легко и билось о борт. Крюк зацепил одежду. Джолкс напряг мышцы, но, к его удивлению, груз прямо-таки взлетел и шлепнулся на палубу.
   Бен Кормон вышел из рубки, помахивая фонарем. Он крикнул:
   - Пытались убить парня, которого мы спасли.
   - Нападение, сэр. Бандит вышел из моря, - отвечал я.
   - Ты спятил, Копленд!
   - Ничуть. Поглядите сами, сэр. Я выстрелил и...
   Мы наклонились над трупом пастора и заорали, как сумасшедшие.
   Из сюртука торчали восковая голова и две искусственные руки. И больше ничего. Пуля продырявила парик и разбила нос.

***

   Вам известна авантюра Баллистера. Он рассказал о своем путешествии на исходе этой кошмарной ночи. Его последние слова звучали спокойно, даже торжественно.
   Мы ухаживали за ним, как могли. Его левое плечо было рассечено двумя ударами большого ножа или резака. И все же, несмотря на тяжесть раны, мы могли его спасти, если бы удалось остановить кровотечение, поскольку ни один важный орган не пострадал.
   После столь долгого рассказа он впал в забытье и пришел в сознание лишь для того, чтобы спросить, откуда у него эти раны.
   Бригс - единственный свидетель случившегося - ответил, что ночью кто-то ворвался в рубку и два раза ударил его. Потом упомянул о выстреле и представил "вещественные доказательства".
   При этом зрелище Баллистер неимоверным усилием поднял голову с подушки и закричал:
   - Учитель! Школьный учитель!
   У него началась лихорадка и он более не приходил в себя. Только шесть дней спустя в морском госпитале в Галловее он очнулся, чтобы поцеловать образ Спасителя и умереть.

***

   Останки ночного пришельца или, вернее сказать, несуразный манекен показали достопочтенному Лемансу. Этот священник исколесил весь мир и многое мог поведать о диких странах и секретах океанских глубин.
   Он долго и внимательно рассматривал объект.
   - Может, что-нибудь спрятано внутри? - спросил Арчи Рейнс. - Ведь там несомненно что-то было. И живое притом.
   - Еще какое живое, - прорычал Джолкс, потирая красную, распухшую шею.
   Достопочтенный Леманс обнюхал сюртук с тщательностью, которая бы сделала честь охотничьей собаке, и брезгливо отбросил.
   - Так я и думал.
   Мы сунули носы в свою очередь. Я поморщился.
   - Пахнет формалином.
   - Фосфором - прибавил Рейнс.
   Кормон раздумывал с минуту. Его губы немного дрожали. Наконец он произнес:
   - Это пахнет спрутом.
   Леманс пристально посмотрел на него.
   - В последний день творения Господь повелел Зверю выйти из пучин морских. Не будем искушать провидение глупыми вопросами.
   - Но... - начал Рейнс.
   - "Кто смеет самонадеянными словами подвергать сомнению божественный промысел?"
   Услышав слова писания, мы опустили головы. Это было выше нашего разумения.

Пер. с франц. Е. Головина



















































































































































































































































































































































































































































twitter.com facebook.com vkontakte.ru ya.ru myspace.com digg.com blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com del.icio.us
Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)