ГОЛЕМ
Рудольф Линдау

Рудольф Линдау

(Lindau, Rudolf 10. 10. 1829 - 14. 10. 1910)

Родился в маленьком ганзейском городишке Гарделегене, что в Альтмарке (местность к северу от Магдебурга), в семье врача, а впоследствии комиссара юстиции Карла Фердинанда Леопольда Линдау и Генриетты Бернадины Мюллер. Отец перешёл из иудейской веры в протестантизм.

Его младшим братом был Пауль Линдау, более выдающийся публицист и драматург кайзеровской Германии.

Сначала была учёба в школе Гарделегена, затем Наумбурга, Магдебурга. В 1847 году семья перехала в Берлин, где Рудольф завершил школьное образование. Затем изучение языков и истории в университетах Берлина, Гиссена, Парижа, Монпелье, за которым последовала защита диссертации и присвоение звания доктора философии в 1855 году.

Линдау много ездил по свету, жил в Англии, Италии, Франции. 4 года работал домашним учителем в Южной Франции, а потом частным секретарём одного французского политика, ставшего впоследствии министром.

В 1860 году Линдау уехал в Японию дипломатическим представителем Швейцарии. Одновременно с этим он представлял в Йокогаме одну швейцарскую часовую фирму, основал «Japan Times», первую англоязычную газету на острове, и «Japan Punch» (кстати, Линдау безупречно говорил по-английски). К тому же в качестве корреспондента писал статьи для французских газет, таких как «Revue de deux Mondes» (долгие годы оставался сотрудником газеты), «Journal des Debats».

С1859 года он совершает поездки в Индию, Сиам, Китай, Калифорнию, беря на себя также дипломатические функции. В 1862 году Линдау принял участие в кохинхинской (сиамской) военной операции.

В 1869 году Линдау возвращается в Германию, участвует во франко-прусской войне военным корреспондентом и секретарём принца Августа Вюрттембургского, пишет сообщения для «Preussischer Staatsanzeiger» и «Norddeutsche Allgemeine Zeitung». В 1873 году он получает должность военного атташе при немецком посльстве в Париже. Его сообщения о французской прессе снискали в правительственных кругах Берлина большое внимание. В 1878 году рейхсканцлер Бисмарк пригласил Линдау в своё центральное бюро в Берлине. В 1880 году он получил повышение до второго секретаря министерства иностранных дел (соответствует действительному статскому советнику). Главным образом он выполнял функции пресс-референта рейхсканцелярии, где выстроил систематику сообщений прессы, что позволяло рейхсканцлеру быстро и эффективно реагировать на них.

В 1892 году Линдау на несколько лет уезжает в Константинополь, где входит в состав административного совета Анатолийской железной дороги, одновременно выполняя функции президента австрийской табачной монополии. Вернувшись в Германию по состоянию здоровья, он выходит на досрочную пенсию, но тем не менее довольно скоро вновь берётся за работу в Константинополе в должности специалиста по вопросам Востока. С 1902 года писатель подолгу живёт на острове Гельголанд (с 1890 года остров принадлежит Германии). Смерть настигла изысканного космополита во время визита в Париж. Его прах покоится согласно завещанию на острове Гельголанд.

Первые романы и рассказы Линдау несут на себе влияние Тургенева. Литературное творчество отражает его динамичную жизнь и ярко возвышается над горизонтом современной немецкой литературы. К тому же он, опубликовавший первую новеллу почти в сорокалетнем возрасте, с самого начала оказался зрелым, противостоящим всем модам писателем. Его лучшие произведения являются неподдельными высотами реалистической прозы. Становится понятным, почему Теодор Фонтане неоднократно воздавал должное Линдау. Так, достойны высокой похвалы,например, детективная новелла «В парке Вилье» или рассказ «Красный платок». Закономерно, что увековечил себя Линдау в немецкоязычном пространстве простой сентенцией: «Мир тесен». Для него, прожжённого бродяги по свету, мир уже тогда был таким, задолго до того, как дигитальная революция снова свела мир до размеров компьютерного диска.

К фантастике писатель приблизился в четырёх рассказах. Рецензенты в своё время говорили о «психиатрических новеллах». Самая известная, «Безумный мир» (1878), рассказывает о трогательной судьбе душевнобольного якобы-алхимика, который, идя навстречу смерти, полагает, что омолодится, поскольку ему предстоит новая жизнь как компенсация за украденные годы, проведённые в сумасшедшем доме. Положение дел в этом случае остаётся реалистическим благодаря позиции рассказчика, однако две следующие новеллы «Ясновидящий» и «Идея фикс» (написаны тоже в 1870-ые годы) вполне отвечают критерию фантастической неоднозначности по Тодорову. Ещё сильнее проступает фантастическое в дневниковых записях «Химеры», вышедшей в 1889 году в «Иллюстрированных ежемесячных номерах Вестермана» (впервые издана в сборнике «Флирт», 1894 г.).

Русскому читателю автор запомнился по одному яркому рассказу. Это, конечно, «Химера», вошедшая в сборник «Роковая монахиня». Видимо, этот рассказ остаётся единственным переводом на русский язык.

Избранная бибиография:

  1. „Die verkehrte Welt“ (1878)
  2. „Der Seher“
  3. „Eine fixe Idee“
  4. „Wahngebilde“ (1889 год, впервые вышла в журнале «Westermanns Illustrierte Monatshefte», а в 1894 году в составе книжного сборника «Der Flirt»)

Переводы на русский язык:

  1. «Химера», рассказ из сборника «Роковая монахиня», 1992 год, издательство «Общество “Экс КИЗ”», Минск.

Вячеслав Короп

twitter.com facebook.com vkontakte.ru ya.ru myspace.com digg.com blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com del.icio.us
Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)