ГОЛЕМ
Art Zoyd

Art Zoyd

Илья ПРУТОВ

ART ZOYD

  “Послышались мотивы, мелодии.

   Музыка далекая и чудесная – так, по крайней мере, казалось. Я собрал все свое мужество, намереваясь дойти до поворота, чтобы узнать…

   И когда миновал третью дверь и предполагал вступить в запретную зону, сердце сжалось от унизительного, непреодолимого страха, губы задрожали и ноги обмякли.

   Я обернулся: пройденная дорога была видна, но казалось, что она заметно сузилась. Я рисковал слишком углубиться в переулок святой Берегонны, навсегда. Быть может, потерять связь с привычным миром. Однако я побежал вперед, неожиданно для себя, презрев себя, побежал, затем прыгнул и пригнулся, словно мальчишка, нырнувший за изгородь.

   Медленно поднял глаза.

   Разочарование хлестнуло, как пощечина. Улочка впереди сворачивала, но перед новым поворотом виднелась… белая стена, три маленьких двери и калиновый куст.

   Я хотел было вернуться восвояси, но в этот момент повеяло певучим рокотом, нарастающим приливом звуков.”

Жан Рэ, “Переулок святой Берегонны”

   История этой группы началась давным-давно – в 1968 году, во Франции, в небольшом городе Мобёж, что в департаменте Нор, около самой бельгийской границы, – когда саксофонист Серж Армелен, барабанщик Клод Асенсьо, басист Жан-Поль Дюльон, гитаристы Рокко Фернандес и Патрик Зольтек организовали команду под названием Art Zoyd III* и стали играть… нет, отнюдь не какой-то там “неоклассический рок” или “камерный рок”, или “рок в оппозиции”, – всё это было потом. Поначалу группа играла блюз-рок, или же психоделический рок – и неплохой, если судить по двум сохранившимся композициям – синглу “Sangria” и ужасно записанной с концерта “Golf Drouot ”.

   Потом же что-то случилось – то ли “виной” тому был приход в 1971 году скрипача и альтиста Жерара Урбетта и нового басиста Тьерри Забойцева, которые повернули деятельность группы совсем в другое русло – и стали основными композиторами; то ли радикальная смена состава (к 1979 году от оригинального состава группы не осталось вообще никого); так или иначе, группа – или, сказать правильнее, неоклассический камерный ансамбль, – заиграл совсем другую музыку. За десять лет, с 1969 по 1979 год, сменилось ТРИДЦАТЬ музыкантов! Попутно из названия исчезла римская цифра “III” – и вот, пожалуйста: Art Zoyd.

   Собственно говоря, именно за эту музыку, которую к року причислить уже довольно сложно – разве что за типично роковый драйв? – группа и получила свою заслуженную известность, а психоделически-блюзовое прошлое было забыто. Судите сами – вот инструменты, на которых играли музыканты во время записи дебютного альбома “Symphonie pour le jour du brulleront les cites”: фортепиано, альт, скрипка, виолончель, труба, гитара и бас-гитара. Барабанов нет – уже за одно это можно не считать Art Zoyd рок-группой, не правда ли? Вернее – есть эпизодически встречающаяся перкуссия – но она не в счет. Итак, «Симфония дня сожжения городов» – скорее суровый камерный опус классического композитора двадцатого века, не чуждого новых веяний, нежели рок-альбом. Правда – опус, представляющий из себя всё-таки музыку, а не случайный набор звуков, как это иногда бывает в пресловутом “академавангарде”, да и звучащий на редкость тяжело и мощно, и элементы джаза там имеются, и даже, как ни странно, рока – чуть-чуть. Это называют и “неоклассическом роком”, и “камерным роком”, а французы, не мудрствуя лукаво, обходятся термином “musique nouvelle” – просто “новая музыка”.

   Если вы можете себе представить дебютный альбом Univers Zero – который тоже куда >ближе к камерной музыке, нежели к року – но без барабанов – вы получите некоторое представление и о том, что за музыку играли тогда Art Zoyd. Напрашиваются и определенные параллели с музыкой их соотечественников Magma. Но лучше просто найдите этот альбом и послушайте – извините, но словами описать это трудно. Диссонирующая скрипка, виртуозные партии трубы, неожиданно строгая, джазовая гитара, “выведенный вперед” ревущий искаженный бас. Присутствует ощущение угрозы – то скрытой, то явной, а то и признаки нарастающего безумия – не в последнюю очередь тут “виноват” мсье Забойцев со своей оригинальной манерой пения – то бормотанием на неком неизвестном языке (сразу же вспоминается Magma!), то сочным и агрессивным баритоном, то зверским рычанием, а то и вовсе шаманским горловым пением в унисон с партией бас-гитары. Впечатление одновременно забавное и пугающее… Относительная суровость музыки быстро стала “фирменным знаком” Art Zoyd, однако и юмор им был не чужд. Так, некоторые “мультяшечные” – а иначе и не скажешь! – вокализы Тьерри Забойцева не могут не вызвать улыбки. Или, в случае безнадежной и неизлечимой серьезности слушателя – недовольную гримасу и кручение пальцем у виска со словами: “Ну вот, совсем с ума сошли”.

   Первоначальный вариант альбома был записан в 1976 году и вышел “самиздатом”, но впоследствии, недовольные качеством записи, музыканты сыграли его заново и перезаписали – уже несколько другим составом – в 1980 году в Бельгии, в студии Эрика Фаэ, который, кстати, был и продюсером Univers Zero. Известен именно этот, второй вариант – первый, пожалуй, слышали лишь немногие обладатели первоначальной “самиздатовской” виниловой версии. Среди авторов композиций числится и Рокко Фернандес, но его уже не было в составе – гитаристом был Ален Экер.

   Вслед за записью дебютного альбома последовали концерты и присоединение ансамбля к движению, провозглашенному Крисом Катлером, барабанщиком группы Henry Cow – “Rock In Opposition” или, в обычно принятом сокращении – RIO. Art Zoyd – одна из шести оригинальных RIO-групп и, пожалуй, наименее близкая из них всех к року как таковому – пусть даже и прогрессивному.

   Случилось так, что пути группы пересеклись с театром и даже телевидением – и вот, был записан очередной альбом, “Musique Pour L’Odyssey”, – очевидно, бывший звуковой дорожкой к спектаклю. В этот раз состав группы был таким:

  

   Мишель Беркманс: гобой, фагот.

   Франк Кардон: скрипка

   Даниэль Дэни: перкуссия

   Жерар Урбетт : альт, скрипка

   Жан-Пьер Соаре: труба

   Мишель Тома: саксофон

   Тьерри Забойцев: бас-гитара, виолончель, вокал.

  

   Мишель Беркманс и Даниэль Дэни из Univers Zero были “гостями” – в дальнейшем сотрудничество между Art Zoyd и Univers Zero продолжалось – так, Тьерри Забойцев одно время был басистом в Univers Zero (записей этого периода, к сожалению, нет), а также исполнил партию виолончели в одной из композиций – “La tete du corbeau”.

   Музыка к “Одиссею” получилась мощная, гипнотическая и суровая. Бас и фагот, порой звучащие в унисон, производят довольно внушительное впечатление, как и странные вокализы Забойцева, а поверх этого скрипки, труба и саксофон ткут причудливые звуковые кружева...

   Даниэль Дэни принял участие и в записи следующего альбома – “Generation sans futur”, что в переводе означает “Поколение без будущего”. Альбом получился самым “джазовым” за всю историю группы, и последним, звучащим камерно и полуакустически – в дальнейшем звучание группы резко изменилось, став более электронным и воистину грандиозным. Состав был тогда таким:

  

   Патрисия Даллио: фортепиано, электропиано

   Даниэль Дэни: перкуссия

   Ален Экер: гитара, вокал

   Жерар Урбетт: альт, скрипка

   Жиль Ренар: саксофоны

   Жан-Пьер Соаре: труба, перкуссия

   Тьерри Забойцев: бас-гитара, виолончель, вокал

  

   К моменту записи двойного альбома “Phase IV” состав группы опять изменился:

  

   Жерар Урбетт: альт, скрипка, клавишные

   Дидье Пьеттон: альт-саксофон, тенор-саксофон, перкуссия

   Жан-Пьер Соаре: труба, корнет, перкуссия

   Тьерри Вийемс: фортепиано, электропиано

   Тьерри Забойцев: бас-гитара, виолончель, гитары, сэмплы, вокал

  

   На этом альбоме резко возросла роль клавишных, да и от былой камерности, пожалуй, не осталось и следа – квинтет звучит почти как большой оркестр – грандиозно, объемно, музыка несколько утратила былую замкнутость, стала “летящей”, жизнеутверждающей, да и просто очень красивой. Итак – перкуссивное, резкое фортепиано… нет, не просто фортепиано, а именно рояль – нет, даже не так – вот так: РОЯЛЬ!; орган, мощнейший бас, скрипка, альт и виолончель; труба и саксофон; а также перкуссия, звучащая очень жестко. В дополнение к бас-гитаре и виолончели, Тьерри Забойцев стал играть и на электрогитаре – и отнюдь не так строго, тихо и джазово, как ушедший Ален Экер, а вполне роково. Следующий альбом, “Les Espaces Inquiets” – “Беспокойные пространства” – весьма схож стилистически, на нем лишь немного изменился состав – ушел Тьерри Вийемс и вернулась Патрисия Даллио. Еще добавлю, что оба эти альбома переизданы вместе с архивным сборником – в виде двойного CD – и, пожалуй, знакомство с музыкой группы лучше начинать с них. Потому что именно они – самые тепло и дружелюбно звучащие альбомы за всю историю группы.

   Что потом? Концерты, спектакли, балеты – группа уже довольно прочно была связана с авангардными театральными коллективами. Между прочим, концерты Art Zoyd даже… показывали по телевидению! Можете такое себе представить сейчас? Так или иначе – вот краткая аннотация к следующему альбому, написанная знаменитым балетмейстером Роланом Пети:

  

   “Я включил телевизор и увидел группу музыкантов. ART ZOYD. И тут, совершенно неожиданно, я начал танцевать под их музыку, которая была ревущей, бурлящей, искрящейся очаровательными мелодиями и ритмами. Как только программа закончилась, я тут же позвонил им и попросил написать для меня балет. Теперь я знал, что мне нужно создать. Жан-Пьер Авьотт, молодой танцор, напоминал мне Джеймса Дина. Джеймс Дин, который бы встретился с Пьером Паоло Пазолини. Я попросил великого итальянского танцора Паоло Бортолуцци сыграть роль поэта кино. Драматическая головоломка была решена. Я перечитал “Брак небес и ада” Уильяма Блейка, нашел там название для балета, вдохновение и ледяную лиричность. Партитура была завершена, мы встретились вместе – музыканты, танцоры и хореограф – испытали страсти Небес и Ада, создав работу, полную нежности и фантазии”.

  

   Итак, это был балет и альбом “Le Mariage du Ciel et de L’Enfer”. Электроники в арсенале группы стало еще больше, роль струнных уменьшилась, звучание стало более тяжелым и ритмичным. Могучий бас, иногда звучащий подобно ударам колокола, причудливые клавишные партии и нагнетание напряжённости – до такой степени, что излишне впечатлительным людям я бы это категорически не рекомендовал слушать. Исключительно нервная и столь же прекрасная музыка. Между прочим, балет этот шел на большой сцене, в том числе и в знаменитом миланском театре “La Scala” – комментарии излишни.

   Именно после этой работы электроника и современные сэмплерные технологии всё более и более увлекают Жерара Урбетта и Тьерри Забойцева, тогда как роль струнных всё уменьшается. Следующим альбомом был вышедший в 1987 году “Berlin”, в котором были две длинных сюиты – “Ephitalame” Жерара Урбетта и “A drum, a drum” Тьерри Забойцева, а также пять более коротких композиций. Состав опять сменился – ушли Жан-Пьер Соаре и Дидье Пьеттон, пришел саксофонист, виолончелист и вокалист Андре Мергенталер, – бывший музыкант Univers Zero, участвовавший в записи их альбома “UZED”.

   Вслед за театральными постановками ансамбль пробует себя в качестве исполнителей киномузыки. Да-да – записанный в 1989 году альбом “Nosferatu” – звуковая дорожка к классическому немому фильму режиссера Фридриха Вильгельма Мурнау. Более того, и концерты теперь были своеобразными киносеансами – на большом экране демонстрировался фильм, а сбоку от него, в полутьме, играли музыканты, подобно тапёрам на заре кинематографа, когда тот еще был “великим немым”. Начиная с этого альбома, музыка Art Zoyd становится в еще большей степени электронной, созданной при помощи сэмплеров и… некоторые слушатели считают, что из музыки группы ушла былая теплота, уступив место ощущению строгой математической просчитанности и холодности. Так или иначе, но стиль опять изменился, группа активно гастролировала по Европе и даже, в том же 1989 году, побывала в Москве с несколькими концертами-киносеансами.

   Следующий альбом – музыка к авангардному спектаклю режиссёра Сержа Нуаэля, “Marathonnere” – спектаклю, продолжающемуся целых двенадцать часов! Два диска, озаглавленные “Marathonnere I” и “Marathonnere II”. Группа на этот раз “сжалась” до размеров трио – остались Патрисия Даллио, Тьерри Забойцев и Жерар Урбетт, а музыка – во многом электронно-сэмплерная, но, несмотря на это – красивая и начисто лишённая “электронной мертвечины”, присущей некоторым современным артистам и “продвинутым диджеям”. Сэмплеры и прочая электроника в руках настоящих мастеров могут творить чудеса – трио звучит порой как большой оркестр. Однако, несмотря на преобладающую электронику, есть здесь и бас-гитара, и фортепиано, и величественный орган, и виолончель, и – увы, в последний раз! – Жерар Урбетт играет на альте. Любопытная деталь – в композиции “Firebirds”на первом диске есть цитата из “Troller Tanz” – да-да, той самой вещи с альбома “Udu Wudu” их соотечественников Magma.

   Ансамбль продолжает сотрудничать с театрами и вообще приобретает статус чуть ли не государственного (!) – всё-таки во Франции любят своих авангардистов. По крайней мере, поддержка Генерального совета департамента Нор и Па-де-Кале, поддержка мэрии города Мобёж – кое-что, да значит…

   Альбом “Faust”, вышедший в 1995 году, опять был звуковой дорожкой к немому фильму. С этого времени участником, а не “гостем” группы, как раньше, стал Даниэль Дэни, но его роль в Art Zoyd второстепенна и несколько необычна – он не пишет сам музыку и не использует “живые” барабаны, играя исключительно на электронных “блинах”, как на настроенной перкуссии. Вдобавок, электронная перкуссия посредством MIDI-интерфейса соединена с сэмплерами, так что может издавать какие угодно – в том числе и самые неожиданные, не “барабанные”, звуки. В результате этого альбом “Faust” столь украшен разнообразными грохотами, постукиваниями, позвякиваниями и прочими странными перкуссионными звуками, что кое-кто считает, услышав его, что “Art Zoyd стали играть индастриал”. Индастриал это или не индастриал – не мне судить, пусть музыкальные критики ломают головы, – но альбом получился очень тяжелым для восприятия, особенно неподготовленными людьми. По большому счету, это сочетание “тяжелого”, мрачного амбиента и разнообразных перкуссионных партий – строго, чуть ли не математически, рассчитанных.

   Следующий альбом, вышедший в 1997 году, опять был звуковой дорожкой к старому немому кино. На этот раз – к фильму “Ведьмы” датского режиссера Беньямина Кристенсена. Между прочим, если судить по иллюстрациям, фильм этот, снятый в 1921 году, был одним из первых фильмов ужасов. Музыка тоже получилась не самая веселая. Тридцатиминутная сюита Жерара Урбетта, весьма фривольно названная “Glissements progressifs du plaisir” – “Прогрессирующие скольжения удовольствия” – на деле оказывается настоящим электронным “ужастиком”. Опять всё то же – электронная перкуссия, иномировые синтезаторные тембры, временами – зловеще звучащий орган, какие-то странные голоса и – совершенно неожиданно! – сэмплы птичьих трелей, весьма оживляющие это мрачное звуковое полотно.

   Кроме этой монументальной сюиты, в альбом “Haxan” вошли шесть композиций Тьерри Забойцева – более коротких и, пожалуй, куда более живых. Одна из них – семнадцатиминутная “Epreuves d’acier” – “Испытания стали” – не входит в звуковую дорожку к фильму, а написана специально для выставки фотографий Филиппа Шлингера. Кое-кто опять-таки считает, что это самый настоящий индастриал – в качестве перкуссии используются разнообразные сэмплы всяческих “производственных” звуков, в том числе, например – если судить по звучанию – звук пресса, вырубающего штамповки из стального листа. Есть и звуки затвора фотоаппарата – не забывайте, это же звуковая дорожка к фотовыставке! Испугались? А вот и зря – ничего такого ужасного и уж тем более “немузыкального” в этой композиции нет. По сути, она вся составлена из сэмплов – сэмплированные звуки трубы, бас-гитары, виолончели, сэмплированный вокал – но, при всём при том, что она полностью электронная, – опять-таки нет впечатления искусственности. Хотя это уже кому как – есть люди, которым нравится раннее творчество группы, но которые, тем не менее, не любят позднее.

   В 1997 году уходит Тьерри Забойцев – более того, уезжает из Франции, перебравшись в австрийский город Зальцбург, где и по сию пору сотрудничает с театральными коллективами, авангардными балетными труппами, записывает один за другим альбомы – да не просто альбомы, а музыку к спектаклям и балетным миниатюрам, выступает и как сольный исполнитель-виолончелист; вообще же его сольное творчество достойно отдельной статьи – то же самое можно сказать и о сольных альбомах Патрисии Даллио.

   C 1997 по 2000 годы группа не записывается, а гастролирует со своими “концертами-киносеансами” по миру. Функции бас-гитариста и клавишника на концертах одно время исполнял и Даниэль Дени – благо он музыкант-мультиинструменталист, а не только барабанщик; перкуссионисткой была Мирей Бауэр – да-да, та самая, из Pierre Moerlen’s Gong. Только в Art Zoyd она играла не на обычных вибрафоне и маримбе, а большей частью на их электронных midi-аналогах.

   В 2000 году выходит альбом “u.B.I.Q.U.e” – симфоническая поэма по роману Филиппа К. Дика для группы и необычного оркестра, состоящего из четырнадцати гитаристов, шести басистов, клавишника, четырнадцати барабанщиков, семи саксофонистов, трех тромбонистов, четырёх трубачей и тубиста. Всей этой командой в пятьдесят человек дирижировал Мишель Беркманс. Состав же группы на тот момент был таким:

  

   Мирей Бауэр: сэмплеры, маримба, midi-маримба, электронная перкуссия, клавишные.

   Патрисия Даллио: сэмплеры, клавишные, электронная перкуссия.

   Даниэль Дени: сэмплеры, электронная перкуссия, клавишные.

   Жерар Урбетт: сэмплеры, клавишные, электронная перкуссия.

   Эмма Стефенсон Поли: клавишные, сэмплеры.

  

   На самом деле сыграна была музыка Жерара Урбетта – дальнейшее развитие темы “Glissements progressifs du plaisir” с предыдущего альбома, но в совершенно иной аранжировке – представьте себе, как звучит ТАКОЙ симфонический оркестр! Представили? И всё равно не угадали. Чтобы понять, что получилось в результате – надо именно послушать альбом, любые слова тут бессильны. А послушав – или раздраженно бросить – “это не музыка” – или быть зачарованным этим электронно-акустическим космосом. Хотя некоторые склонны считать, что даже пятьдесят приглашенных музыкантов не сумели заменить одного-единственного Тьерри Забойцева – и это, увы, отчасти является правдой.

  

   Строго говоря, историю группы как таковой на этом можно считать завершенной – под названием Art Zoyd теперь скрывается даже не сольный проект Жерара Урбетта, а, скорее, его экспериментальная студия новой музыки – как электронной – хотя французы предпочитают термин “электроакустическая музыка”, означающий немножко больше, – так и камерной. Под “шапкой” Art Zoyd теперь выступают и записываются не только Жерар Урбетт и его товарищи по группе, но и камерный ансамбль Musiques Nouvelles под управлением дирижера и композитора Жана-Поля Десси, композитор-авангардист, бас-гитарист и электронщик Каспер Т. Тёплиц, и другие музыканты. По-прежнему продолжается сотрудничество с театром – итого, к 2004 году группой написано четыре балета для зальцбургского театра Vorgange, два балета для Ролана Пети и музыка для балета “Кошка Шредингера” Кароль Армитаж. Кроме того, под названием “Visions Dangereuses” – “Опасные видения” – и в сотрудничестве с Национальным оркестром города Лилля – проходили некие синтетические театральные действа, включавшие в себя музыку, световое шоу и многое другое – увы, насчет того, записывались они или нет, пока ничего не известно. В будущем ожидаются и другие спектакли, создаваемые по такому же принципу – синтезу многих искусств в единое целое.

   Наконец, группой записана и звуковая дорожка к фильму “Метрополис” Фрица Ланга – жуткий хаос звуков длиной в один час сорок восемь минут без малейшего намека на то, что обычно зовут “мелодией” и “четким ритмом”. По сравнению с этим даже космически-холодный “u.B.I.Q.U.e” покажется теплым и уютным – увы, но с уходом Тьерри Забойцева из музыки Art Zoyd окончательно ушли тепло и юмор, а Жерар Урбетт всегда был склонен к холодному математическому расчету при написании своих композиций. Хорошо это или плохо – пусть каждый судит сам. Итак, ансамбль, записавший “Метрополис” и “Кошку Шредингера”:

  

   Серж Берточчи: саксофоны, туба.

   Дидье Касамитжана: акустическая и электронная перкуссия

   Лоранс Шаве: акустическая и электронная перкуссия

   Патрисия Даллио: сэмплеры, клавишные

   Юкари Хамада-Берточчи: сэмплеры, клавишные

   Жерар Урбетт: сэмплеры, электроника

   Каспер Т. Тёплиц: бас-гитара, электроника

  

   Кроме электронной симфонии “Metropolis”, написанной совместно Жераром Урбеттом, Патрисией Даллио и Каспером Т. Тёплицем и “Le Chat du Schrodinger” Жерара Урбетта, в двойной альбом также вошла сюита “Appars” Каспера Т. Тёплица в исполнении камерного ансамбля Musiques Nouvelles.

   На сегодня это всё – что ожидать от некогда группы, а теперь – в большей степени сольного проекта Жерара Урбетта – сказать трудно. То ли это и дальше будет движение в открытый электронный космос, то ли наоборот – возврат к раннему, полуакустическому звучанию – кто знает?

При написании этой статьи использованы материалы с официального сайта группы – www.artzoyd.com, чешского фэн-сайта http://artzoyd.unibase.cz, фэн-сайта Зигмунта Грунтковского – http://www.3ucho.art.pl/Wykonawcy/ArtZoyd.htm (для тех, кто не боится читать по-польски), и многие другие. Ваш покорный слуга просто перевел и скомпилировал всё это, ни на что особо не претендуя. Сколь-нибудь систематизированных материалов по истории группы пока не существует – не говоря уже о переведенных на русский язык. Возможно, со временем, какой-нибудь настоящий музыковед и напишет про этот выдающийся французский ансамбль книгу – и, думаю, она получится очень объемистой и увлекательной.

  

   *Примечание:

  

   Что означает название группы – и по сию пору остается загадкой. Однако единственное, что известно – произносится оно не в соответствии с правилами французского языка. То есть именно “Арт Зойд”, а не “Ар Зуа”.

  

   Дискография Art Zoyd:

  

   “Symphonie Pour Le Jour Ou Bruleront Les Cites” LP - 1976

   “Musique Pour l'Odyssee” LP - 1979

   “Generation Sans Futur” LP - 1980

   “Symphonie Pour Le Jour Ou Bruleront Les Cites (remix) LP - 1980

   “Phase IV” 2LP – 1982

   “Les Espaces Inquiets” LP – 1983

   “Le Mariage Du Ciel Et de L'Enfer” 2LP, CD – 1985

   “Berlin” CD –1987

   “Nosferatu” CD –1989

   “Marathonnere I & II” 2CD –1993

   “Faust” CD –1995

   “Haxan” CD –1997

   “u.B.I.Q.U.e” CD – 2001

   “Metropolis” 2CD – 2002

  

   “Symphonie Pour Le Jour Ou Bruleront Les Cites”, “Musique Pour l'Odyssee” и “Generation Sans Futur” переизданы в виде 2CD немецким лейблом Atonal – вместе со сборником “Archives I”, “Les Espaces Inquiets” и “Phase IV” переизданы лейблом Mantra аналогично – вместе со сборником “Archives II”.

  

   Дискография Патрисии Даллио:

  

   “Procession” CD –1992

   “Champs De Mars”CD –1993

   “La Ronce N'est Pas Le Pire” CD –1994

   “D'ou Vient L'eau Des Puits?” CD –1996

   “Barbe Bleue” CD –1997

   “Que Personne Ne Bouge” CD –1999

  

   Дискография Тьерри Забойцева:

  

   “Promethee” LP – 1984. На CD до сих пор не издан.

   “Dr. Zab & his Robotic Strings Orchestra” CD – 1992

   “Heartbeat - concerto for dance & music” CD – 1997

   “India” CD – 1998

   “Les chants d'Alice et du vieux monde” CD – 1999

   “Miniaturen - Zoydian suite in 3 movements” CD – 2000

   “Nebensonnen - Works for piano, strings and soft electronics”CD – 2000

   “Dr. Zab. Vol. 2 - The Fantomatick Bands” CD – 2001

  

twitter.com facebook.com vkontakte.ru ya.ru myspace.com digg.com blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com del.icio.us
Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)